Таможенный надзор Харьковской складской таможни на станции Валуйки в период Гетманата Павла Скоропадского (1918 год) | Обретенная память

Таможенный надзор Харьковской складской таможни на станции Валуйки в период Гетманата Павла Скоропадского (1918 год)

Статья С. М. Дейнеко посвящена установлению таможенного надзора на станции Валуйки в эпоху Гетманата. Хотя некоторым ее тема может показаться слишком узкой, а сама статья — чересчур конспективной, речь в ней идет об эпизоде исключительной важности. Напомним, на протяжении многих веков — до 1918 года — в этой части России не существовало никаких границ, поскольку Украина еще не обрела независимость. Тем интереснее узнать, как они появлялись. С украинского языка статью перевел Алексей Фоминов.

[Валуйки в составе Украинской Державы]
© Дмитро Дзюба, автор сайта «Порохівниця», 2021

В мае 1918 г. между Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой и Украинской Державой в Киеве начались мирные переговоры. Основным результатом их стало подписание 12 июня 1918 г. временного мирного соглашения (прелиминарного мира). Согласно этому договору была окончательно определена демаркационная линия. Консультации по обсуждению вопроса границ начались 14 июня.1 2 Одним из условий мирного соглашения было налаживание экономических отношений, восстановление железнодорожной и телеграфной связи, соответственно, встал вопрос об открытии таможенных учреждений на демаркационной линии между Украинской Державой и РСФСР. Поэтому 2 июля 1918 г. Департаментом таможенных сборов Министерства финансов Украины было принято решение об открытии ряда таможенных учреждений. Одно из них должно было расположиться на станции Валуйки Воронежской губернии, которая, согласно временному мирному соглашению, оказалась на украинской стороне демаркационной линии.3

Данное исследование имеет цель осветить малоизвестную страницу истории, а именно — становление таможенного надзора на станции Валуйки как передового поста Харьковской складской таможни.

Отсутствие работ по данной тематике обусловливает актуальность нашей статьи. В основу источниковой базы исследования положены материалы из Государственного архива Харьковской области.

Согласно приказу от 2 июля 1918 г. Харьковская таможня обязалась срочно открыть таможенный надзор как передовой пост на станции Валуйки и укомплектовать его штатом служащих в количестве 7 человек, а именно — исполняющий обязанности руководителя надзора, исполняющий обязанности контроллера, исполняющий обязанности пакгаузного надзирателя, а также 4 таможенных смотрителя. Всем командированным сотрудникам выплачивались суточные деньги в следующем размере: руководителю таможенного надзора — 20 руб., контроллеру — 15 руб., пакгаузному надзирателю — 10 руб., смотрителям — по 7 рублей. В приказе руководитель Департамента таможенных сборов П. Андреев уточнял: если не будет возможности по объективным причинам открыть таможенное учреждение в Валуйках, тогда необходимо перенести его на железнодорожную станцию Купянск или Заосколье.4

Исполняющий обязанности управляющего Харьковской таможни А. Гаевский обратился к руководству Южной железной дороги (которая впоследствии получила название Слободская) с просьбой выделить таможенным сотрудникам, отправлявшимся на станцию Валуйки, служебные и жилые помещения. Похожие обращения с просьбой сообщить местному населению об открытии нового таможенного учреждения и довести данную информацию до всех станционных комендантов Гаевский отправил Харьковскому губернскому старосте и Харьковскому губернскому коменданту.5

Уже 16 июля Гаевский назначил бухгалтера Харьковской таможни Чухнина исполняющим обязанности управляющего Валуйским таможенным надзором. Первой задачей Чухнина стала командировка в Купянск для участия в совместном совещании железнодорожных и таможенных служащих, чтобы уточнить место, где предполагалось открыть новосозданный таможенный надзор – Купянск или все же Валуйки.6

Вскоре, 23 июля, исполняющий обязанности управляющего Харьковской таможни А. Гаевский получил рапорт от Чухнина с детальным докладом о командировке в Купянск. Из рапорта Чухнина следует, что местное железнодорожное руководство станции Купянск проигнорировало просьбу таможенников о совместном совещании. Чухнин — самостоятельно, потратив собственные деньги, — отправился на станцию Заосколье, где осмотрел станционные помещения, и направился дальше к станциям Уразово и Валуйки.

В своем отчете Чухнин доказывает, что таможенный надзор необходимо открывать именно в Валуйках и приводит веские аргументы: 1) железнодорожный мост, который повредили во время боев, будет отремонтирован немецкой саперной командой в течение 8 дней; 2) в городе расположился штаб пограничной бригады полковника Константинова (сотрудничество с пограничниками способствовало бы работе надзора). Также Чухнин приводил статистические данные за 1913-1914 гг., согласно которым накануне Первой мировой войны через станцию Валуйки ежедневно проезжали 500 пассажиров и ежемесячно – 50 грузовых вагонов с различными товарами. Между тем в таможню в Харькове поступило письмо от руководства станции Купянск, в котором отмечалось, что открытие таможенного надзора в Купянске не даст положительных результатов, поскольку под контролем таможенников находится лишь железнодорожная ветка Валуйки-Купянск, – другие железнодорожные пути, ведущие в Харьков, останутся без внимания таможенной службы.7

Пока Гаевский вел переписку с Киевом, чтобы окончательно определиться с местоположением таможенного надзора, Чухнин начал переговоры с начальником 3-го отделения службы движения Слободской железной дороги Борткевичем, чтобы выяснить, какие помещения можно выделить для таможенников на станциях Заосколье и Валуйки. Так, на станции Заосколье железнодорожники могли выделить для таможенников только один товарный вагон. Лучше дела обстояли в Валуйках, где таможенникам предложили часть отгороженного вестибюля, кладовую и товарный вагон. Чухнин считал, что – при желании – железнодорожная администрация станции Валуйки может выделить качественные помещения для таможенного надзора.8

Для активизации работы по открытию таможенного надзора на станции Валуйки 29 июля, согласно приказу департамента таможенных пошлин, исполняющим обязанности управляющего вышеуказанным заведением назначен контроллер Харьковской складской таможни Хржонстовский. Также сделаны практические шаги по формированию штатов таможенного надзора. К формированию штатов были привлечены сотрудники таможенных учреждений, эвакуированных в Харьков во время Первой мировой войны. Так, на должность контролера назначили бывшего пакгаузного надзирателя Либавской таможни Гвоздикова, должность пакгаузного надзирателя занял бывший сотрудник Михаловицкой таможни А.Ф. Сагайда. Также в Валуйки отправили смотрителя Харьковской таможни Бориса Хименко.

Чтобы обеспечить таможенников соответствующими помещениями, Гаевский обратился к Валуйскому уездному старосте с просьбой реквизировать их для нужд таможенной службы. Затребованные таможенниками здания вскоре выделили. Кроме того, 30 июля на организацию работы таможенного надзора в Валуйках предоставлено 5 тыс. руб.9

К новому месту назначения управляющий Валуйским таможенным надзором Хржонстовский отправился – из-за забастовки железнодорожников – в немецком военном поезде вместе со своей матерью Ядвигой Петровной Хржонстовской, которой было 77 лет.10 1 Таким образом, 30 июля 1918 г. можно считать первым днем работы таможенного надзора на станции Валуйки.

В начале августа в Валуйки прибыл с проверкой ревизор из Департамента таможенных сборов Фомин. Ревизия не выявила нарушений в работе учреждения и подтвердила правомерность открытия надзора именно на станции Валуйки. В сентябре смотритель Харьковской таможни Василий Мартынов, по просьбе Хржонстовского, получил назначение в таможенный надзор в Валуйках.11

На данный момент нам, к сожалению, не известны объемы и стоимость товаров, которые провозились через вышеуказанное таможенное учреждение, но подтверждением работы этой организации является письмо Хржонстовского к Харьковской таможне от 7 ноября с просьбой предоставить дополнительные весы для взвешивания тканей.12

Свое существование Валуйский таможенный надзор прекратил в первой декаде декабря 1918 г. с падением Гетманата и возобновлением боевых действий по демаркационной линии между РСФСР и Украинской Державой. Из 6-ти сотрудников в Харьков смогли эвакуироваться только 3, а именно А.Ф. Сагайда, который впоследствии вернулся в Валуйки за семьей, Б. Хименко и Гвоздиков. В Валуйках вместе с документацией и частью имущества остались смотритель В.Мартынов, канцеляристка Тылинская и исполняющий обязанности управляющего Хржонстовский вместе с матерью.13

Подводя итог, следует сказать, что руководство таможни в Харькове вместе с временным руководителем Валуйского таможенного надзора Чухниным удачно выбрали среди трех населенных пунктов место расположения таможенного надзора. Также нами установлены принцип формирования штатов Валуйского таможенного надзора и фамилии 6-ти служащих, работавших в нем на завершающем этапе существования учреждения. Касаясь взаимоотношений с другими государственными учреждениями, необходимо отметить отсутствие внимания к таможенной службе со стороны служащих среднего звена Слободской железной дороги, что в конечном итоге не способствовало своевременному развитию сети таможенных учреждений Украинской Державы на территории Харьковской губернии. Также открытыми остаются вопросы о финансово-экономической деятельности надзора и дальнейшей судьбе его сотрудников, которые остались в Валуйках после возобновления боевых действий.


  1. Рубльов О. С., Реєнт О. П. Українські визвольні змагання 1917-1921 рр. / О. С. Рубльов, О. П. Реєнт. — К., 1999. — 319 с. ↩︎

  2. Боєчко В., Ганжа О., Захарчук Б. Кордони України: історична ретроспектива та сучасний стан / В. Боєчко, О. Ганжа, Б. Захарчук. — К., 1994. — 167 с. ↩︎

  3. ДАХО (Державний архів Харківської області), ф. 84, оп. 2, спр. 73. – Л. 2. ↩︎

  4. Там же. – Л. 2, 10. ↩︎

  5. Там же. – Л. 5-7. ↩︎

  6. Там же. – Л. 29. ↩︎

  7. Там же. – Л. 34, 30. ↩︎

  8. Там же. – Л. 50-51. ↩︎

  9. Там же. – Л. 56, 61, 66. ↩︎

  10. Там же. – Л. 108. ↩︎

  11. Там же. – Л. 142, 140. ↩︎

  12. Там же. – Л. 202. ↩︎

  13. Там же. – Л. 214. ↩︎