Село Большие Липяги Валуйского уезда и находящаяся в нем Николаевская церковь, первоначально построенная (1699 г.) на пожалованные царем Петром I средства в г. Валуйках | Обретенная память

Село Большие Липяги Валуйского уезда и находящаяся в нем Николаевская церковь, первоначально построенная (1699 г.) на пожалованные царем Петром I средства в г. Валуйках

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
См. также Церковь в стиле украинского барокко
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-1-

Историко-статистический очерк.

К 200-летию сей церкви (16 апр. 1699-1899 гг.) и 300-летию г. Валуек (1599-1899 гг.)

19 сентября 1897 года Его Преосвященство, Преосвященнейший Анастасий, Епископ Воронежский и Задонский, при обозрении церквей епархии, посетил село Большие Липяги Валуйского уезда. Здесь обратила на себя внимание Его Преосвященства оригинальная древняя архитектура местной церкви. Владыке доложено было, что церковь эта в селе Больших Липягах существует только с 1862 года, а до этого времени она находилась в г. Валуйках, где она была построена на пожалованные царем Петром I деньги и по его рисунку. Его Преосвященство изволил поручить местному духовенству собрать о сей церкви исторические сведения, каковые и собраны приходским священником о. Димитрием Устиновским и представлены Его Преосвященству чрез местного Благочинного о. Протоиерея Иоанна Сахарова в июле 1898 года.

Сведения об этом замечательном памятнике благочестия Великого Петра и о самом селе Больших Липягах, собранные совокупными трудами о. Протоиерея Иоанна Сахарова, о. Димитрия Устиновского и пишущего сии строки, по

-2-

поручению Его Преосвященства, Преосвященнейшего Анастасия от 20 июля 1898 года за №4870, предлагаются вниманию читателей.

I. Село Большие Липяги

Местоположение. Село Большие Ураевские Липяги или просто Большие Липяги лежит в средине Валуйского уезда, под 56 11 восточной долготы и 30 22 северной широты. От Валуек оно отстоит в 25 верстах, а от Воронежа в 200 вер.

Село расположено в ложбине, по склонам яра, который проходит чрез все село. Избы разбросаны в беспорядке, какая где попала, так что улиц почти нет, а входят и въезжают во дворы через огороды. Садов в селе весьма мало; есть кое-где дубовые и осиновые рощи. Общий вид села вовсе не красивый. И как-то не гармонирует с ним величественная церковь, которая стоит на возвышенном месте за селом, господствуя над всею окрестностью.

Название села. Название села Липяги происходит от слова липа: липяг, липяжок — липовый лес. Сел с таким названием известно в Воронежской губернии несколько: Синие Липяги Нижнедевицкого уезда, Брянские или Нижне-Ураевские Липяги, Куликовы или Верхне-Ураевские Липяги и Кондобаровы Липяги Валуйского уезда. Три последние селения находятся весьма близко к описываемому селу. В отличие от них это последнее называется Большими или Ураевскими. Первое название указывает на то, что это село и в старину было больше других, а название Ураевских оно получило от близ протекающей реки Ура-

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-3-

евой. В документах XVIII столетия село называется полным названием Большие Ураевские Липяги, а в настоящее время оно называется просто Большими Липягами. Сельское общество села Больших Липягов и деревни Куликовых Липягов в одном документе 1860 г. названо Большеураевским обществом.

Краткая история и современное состояние села. По местному преданию, Большие Липяги населены выходцами из Московской губернии и первоначально были притоном русских смельчаков-“разбойников”, живших набегами на татар. Это последнее предание не может считаться достоверным, так как возникновение этого села относится только к половине XVIII столетия, и так как положение села в открытой, ничем не защищенной местности мало соответствует разбойничьему притону.

В Валуйском уезде, по исследованию г. Германова, древнее по времени заселения полоса между рекам Осколом и Валуем, так как за этими реками легче было держаться против татар. Древнейшее поселение в этой местности — г. Валуйки основано в 1599 г. Западная и восточная части Валуйского уезда стали заселяться с тех пор, когда они сделались безопасными для поселения, т. е. с начала XVIII века. С первых годов этого века здесь стали появляться малороссийские поселения, а вслед за ними и поселения служилых людей-однодворцев; эти последние, т. е. служилые люди, выселялись сюда из г. Валуек и его окрестностей, так как пребывание их на военной службе здесь в XVII в. перестало быть необходимым. Ища более привольных мест, переселенцы селились, кому где вздумалось, потому что земли было так много, что не было ни малейшей нужды дорожить ею, при чем случалось, что в одной и той же полосе отводилась земля и служилым людям

-4-

низших разрядов и дворянам: следствием этого была та смесь разнородных элементов населения, какой мы не встречаем ни в каком другом уезде Воронежского края.1 Такою именно разнородностью населения отличается и приход села Больших Липягов с принадлежащими к нему деревнями: в самом селе Больших Липягах жители великоруссы-крестьяне, бывшие однодворцы; в деревне Куликовых Липягах, кроме однодворцев, есть крестьяне дворовые, бывшие помещичьи; в деревне Сенной — малороссы, бывшие дворовые помещичьи крестьяне. Первоначальные поселенцы выселились сюда, вероятнее, из г. Валуек и его окрестностей, а не из Московской губернии.

Село Большие Липяги не принадлежит к числу древних поселений. По мнению г. Германова это село, равно как и близлежащие села Брянские Липяги, Арнаутово и Валуй, “расположенные на местности, ничем не защищенной, возникли не ранее половины XVIII века”.2 Справедливость этого мнения г. Германова относительно села Больших Липягов подтверждается тем, что церковь в этом селе, как увидим ниже, построена впервые около 1772 года.

Жители этого села были однодворцы, которых в 1800 году было здесь 97 дворов, мужского пола 528 душ, женского пола 504 души.3 С 1800 по 1828 год жители по церковным документам писались все однодворцами; с 1840 года (церковные документы с 1828 по 1840 год сгорели) некоторые пишутся однодворцами, некоторые — ка-

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-5-

зенными крестьянами, некоторые — государственными крестьянами, а с 1842 года все жители переименованы в государственных крестьян. Так постепенно бывшие служилые люди-однодворцы превратились в крестьян.

Первоначально село Большие Липяги было подчинено, вероятно, городу Валуйкам Белоградской (ныне Курской) епархии, с учреждением в 1779 году города Ливенска, к округу этого города, находившегося в той же епархии. В 1797 г. Ливенск упразднен, и Большие Липяги входят в состав Валуйского уезда, который с 1798 года приписан к Воронежской епархии.

В настоящее время (по данным 1897 года) в селе Больших Липягах 1334 души мужского пола и 1288 душ женского пола, всего 2622 души (не считая приписанных к селу деревень Куликовы Липяги и Сенная, с которыми население равняется 1929 душ м. п. и 1883 души ж. п.). Население в Больших Липягах исключительно крестьянское.

Село — не торговое. Ярмарок и базаров не бывает. Лавок всего 3. Сельскую интеллигенцию составляют только духовенство да земский учитель. Население в общем зажиточное; из крестьян есть богатые землевладельцы-собственники, имеющие по 30, 50, по 100 и даже по 200 десятин земли. Из разных отраслей сельского хозяйства сравнительно более развито пчеловодство.

Заимствуем из “Сборника статистических сведений по Воронежской губернии” (том XII, выпуск 2, Валуйский уезд)4 сведения о сельском хозяйстве в селе Больших Липягах за 1893 год. Как видно из этого сборника,

-6-

сельская община этого села состояла из самого села Больших Липягов, деревни Куликовки, выселка Гаплеевского, хутора Белой Плесны и хутора Ярочкина. Во владении этой общины, по данным Статистического Отделения Воронежского Губернского Земства, было усадебной земли 230,4 десятины, выгонной земли 904,1 дес., пахатной 3912,3 дес., сенокосной-луговой 52,2 дес., кустарника 54,7 дес., всего удобной земли 5153,7 дес., неудобной 180,7 дес., а той и другой 5334,4 дес. По официальным документам земли числилось 5695,4 дес.; недостающие 361 дес. в 1872 г. перешли по суду к землевладельцу Анисимову. Пахатной земли 1 сорта (чернозему) было 1690 дес., 2 сорта (суглинка) 1458 дес., 3 сорта (песчаной) 186 дес.; кроме того, в общественной сдаче было 282 дес. и земли неопределенного качества 26,3 дес. Денежных доходов население получает за год, по данным “Сборника”, 64410 руб., в том числе: от продажи хлеба 7693 руб. и от разных хозяйственных статей 5875 руб. Денежных расходов 57751 руб.; в том числе: на платежи 9327 руб., на хлеб 598 руб., на скот 4252 р., на разные хозяйственные нужды 43574 руб. Недоимки к 1 Января 1889 года составляли 6710 руб., в том числе долг продовольственному капиталу 937 рублей.

В селе Больших Липягах существует с 1872 г. земская школа. Она содержится земством: местное общество дает школе отопление и ремонтирует школьное здание. В 1897 г. в школе было учащихся мальчиков 54, девочек 6. В недалеком будущем предполагается открытие церковно-приходской школы, имеющей поместиться в церковной сторожке, с отделкой которой будет открыта и школа.

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-7-

В селе находится волостное правление Больше-Липяговской волости.5

Достопримечательностей в селе Больших Липягов нет никаких, кроме церкви.

II. История церкви в селе Больших Липягах до приобретения Валуйского собора (1772-1862 гг.)

Первая церковь (1772-1847 гг.). Церковь в с. Больших Липягах построена первоначально около 1772 года. Это видно из того, что, когда эта церковь в 1847 году сгорела, то прихожане в своем прошении Епархиальному Начальству (декабрь 1851 г.) объяснили, что сгоревшая церковь “существовала 75 лет”;6 если же из 1847 лет вычесть 75 лет, то получится 1772 г. Церковь эта, как и в настоящее время, была посвящена имени Святителя Николая Мирликийского Чудотворца.

1 мая 1788 г., — значит, лет через 15 после постройки церкви, священник села Больших Уразовских Липягов Алексей Аггеев с приходскими людьми-однодворцами подали прошение в Ливенское духовное правление, которому тогда была подчинена эта церковь, в котором говорили: “хотя-де показанная их приходская Николаевская церковь не в давнем времени выстроена, но за неискусством майстерства (sic) от дождей как в олтаре,

-8-

так и в настоящей немалая бывает течь по причине той, что оная церковь в восьмерике в углах весьма повредилась”, и просили дозволения перекрыть и починить восьмерик. По этому прошению присутствующий Ливенского духовного правления и Благочинный священник Андрей Ордынский свидетельствовал церковь и нашел, что, действительно, “в настоящей церкви осьмерик во всех углах разошелся на четверить аршина, почему, если во оных углах замки укреплены не будут, то великой опасности ожидать должно; если ж оной осьмерик как в настоящей, так же и в алтаре осьмерик же для укрепления разломаны будут, то непременно святому престолу повреждение последовать может. Да сверх же того, хотя оной святой престол устроен в указную меру, но как основан на тонких досках, то от хождения близ оного святого престола великое движение бывает, так что с наполненным потиром и священнодействовать опасно”. В виду этого последнего обстоятельства духовное правление не решилось собственною властью дать разрешение на починку церкви и донесло о сем 13 июня 1788 г. Преосвященнейшему Феоктисту, Епискому Белоградскому и Курскому. На доношении духовного правления Владыка 21 июня положил резолюцию: “Как церковь, так и престол укрепить так, чтоб впредь опасности никакой не было, и по устроении всего освятить по чиноположению церковному соборне и о сем в духовное правление послать указ”.7 Указ консисторский получил лично диакон Василий Аггеев (судя по фамилии, вероятно, из с. Больших Липягов).8

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-9-

В 40 годах XIX столетия церковь снова “пришла в некоторых частях своих в ветхость” и стала “очевидно требовать поправки”.9 “Прихожане признали полезным и необходимым подвести под нее каменный фундамент, перемостить пол и для отвращение могущей быть течи обшелевать всю церковь кругом и вновь ее окрасить снаружи и внутри приличным образом”. На все это по соображениям прихожан требовалось около 700 рублей серебром. Не имея возможности на собственные средства сделать в короткое время означенные поправки, прихожане 24 февраля 1847 г. подали Высокопреосвященному Игнатию, Архиепископу Воронежскому и Задонскому, прошение о выдаче книги для сбора в течение 2 лет доброхотных пожертвований. Воронежская Духовная Консистория, в которую Владыка передал означенное прошение на рассмотрение, указом от 15 марта разрешила произвести поправки в церкви, а для выдачи книги потребовала от прихожан общественный приговор.10

Пожар в церкви (1847 г). Не был еще представлен в Консисторию требуемый приговор, как село Большие Липяги постигло великое несчастье: 27 апреля того же 1847 г. в 2 часа пополудни церковь сгорела.11 Причина пожара не была выяснена, но предполагали, что он произошел или от нечаянного заронения искры из кадила или от неисправного загашения свеч по окончании в тот день литургии и церковных треб. Обстоятельства этого несчастного происшествия, по показаниям священно-церковнослужителей, были следующие. Через час или два по окончании литургии и молебнов замечен был выходящий из-под креста на куполе дым. Первые заметившие это были домашние священника

-10-

Алексея Андреевского и пономаря Стефана Сергеева. Священник Андреевский, захвативши церковный ключ, поспешил к церкви и, отперши дверь, вошел в церковь, но спершийся дым и жар не допустили его и другого подоспевшего к тому времени священника Иоанна Токмачева достигнуть алтаря для спасения Святых Даров и антиминса. Пономарь Стефан Сергеев прибежал к горевшей церкви ранее священника Андреевского и, взлезши на колокольню, начал звонить “на тревогу”. Когда священник отпер дверь, то пономарь Сергеев бросился в церковь, но дошедши до средины, вследствие густого дыма, принужден был вернуться обратно. Священник сказал ему: “Пойди, отвори боковую дверь”. Мужественный пономарь, закрывши рот рукою, бросился опять в церковь, отворил левую боковую дверь, взял образ Святителя Николая с левой стороны иконостаса, отдал его кому-то из прихожан и пошел было в алтарь, но огонь уже так распространился, что Сергеев не успел более ничего спасти. Дьячок Алексей Дикарев доставил к церкви пожарную трубу и бочку с водою, которые, за неимением под руками лошадей, везли на себе сам дьячок и подоспевшие крестьяне. Но эта помощь была слишком ничтожна при сильно свирепствовавшей тогда буре. Только что вышел из церкви пономарь Сергеев, как иконостас рухнул, и пламя охватило всю церковь. Церковь сгорела до основания. Сгорели также Святые Дары и антиминс на престоле, вся ризница и утварь, все церковные документы, кроме книг за последние годы, нескольких книг из церковной библиотеки и некоторых богослужебных принадлежностей, по всей вероятности, бывших не в церкви, а на руках у членов причта. Денег сохранилось около 30 руб., серебра в слитках найдено 4 фунта, колокольной меди в слитках 26 пуд. 18 фун.

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-11-

По производстве дознания о причине и обстоятельствах пожара, Благочинный Валуйский Протоиерей Алексей Чекановский донес о сем Высокопреосвященному Игнатию. Воронежская Духовная Консистория 16 мая 1847 г. постановила: “священно-церковнослужителям того тела Липягов дозволить священнослужение и требы отправлять до времени в одном из придельных храмов Покровской церкви слободы Вейделевки, в 5 верстах находящейся, в которой церкви хранить и уцелевшие от пожара вещи и деньги”.12

Часовня (1848-1855) и молитвенный дом (1855-1862 гг.). До постройки новой церкви, с разрешения Высокопреосвященного Игнатия, в 1848 г. в Больших Липягах тщанием прихожан была построена деревянная часовня, которая была приписана к вышеупомянутой Покровской церкви слободы Вейделевки.13 В часовне в воскресные и праздничные дни отправлялись вечерня, утреня и часы. В 1851 году крестьяне села Больших Липягов и деревни Куликовых Липягов подали Высокопреосвященному Парфению, Архиепископу Воронежскому и Задонскому, прошение о разрешении построить на месте сгоревшего новый храм. Всю постройку храма, деревянного на каменном фундаменте, предполагалось произвести на сумму 1714 руб. 30 коп. сер. К этому времени было собрано 857 руб. 15 коп., остальные деньги предполагалось собрать с прихожан (их было тогда 1583 ревизских души) и с посторонних доброхотнодателей, для чего прихожане просили выдать сборную книжку. До окончания же предполагаемой постройки храма, для удовлетворения религиозных потребностей и для увеличения сбора на постройку, прихожане просили дозволения пристроить к ча-

-12-

совне другую такую же половину дома с обращением часовни в молитвенный дом. До решения дела прошло около 1,5 года, в течение которых по этому делу сделаны были Консисторией сношения с Губернским Правлением, Палатою Государственных Имуществ, Губернской Строительной и Дорожной Комиссией, Валуйским Земским Судом, Благочинным и местным сельским начальством. Наконец, план проектируемой церкви был составлен, одобрен и утвержден, выбранное для церкви место (близ сгоревшей церкви, в отдалении от жилых строений) одобрено и, по постановлению Воронежской Духовной Консистории, утвержденному Владыкою, 30 июля 1853 г. выдана была храмозданная грамота на постройку в Больших Липягах новой церкви. Относительно же временного обращения часовни в молитвенный дом никакого распоряжения при сем сделано не было.14

Между тем, обстоятельства сложились крайне неблагоприятно для постройки нового храма в Липягах, так что крестьяне принуждены были, оставив на время предположение о храме, возвратиться к мысли о молитвенном доме. 22 мая 1855 г. они подали Преосвященному Иосифу, Епископу Воронежскому и Задонскому, прошение, в котором между прочим писали: “В нашем округе в 1852 году был недород хлеба, в 1853 и 1854 годах сделался сильный падеж на рогатый скот и овец, а в настоящее время, по случаю частых наборов рекрутских и всеобщего ополчения (это было во время Крымской кампании), прихожане обременились окладами. Утешительная надежда наша на скорое сооружение храма совершенно потерялась, а нужда в храме Божьем сделалась для нас крайне ощутительною. Так,

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-13-

престарелые люди, при всем своем христианском расположении воздать славу Богу в храме и утешиться сладострастным поучением в недрах Православной Церкви, зимою по отдаленности соседних церквей, за сильным холодом, а летом по случаю изнурения лошадей сельскими работами, лишаются возможности исполнить необходимый долг христианства; а малолетние больные еще более терпят несчастие без церкви, особенно в зимнее время, потому что в простудных болезнях, особенно в болезнях кори и оспы, которые в прошедшем году сильно действовали в нашем округе, коих совершенно невозможно возить за 5 верст в Вейделевскую приписную нам церковь для приобщения, а поэтому к общему нашему прискорбию они умирают у нас большею частью без Святого Причащения. Кроме сего, во время страстной и светлой седмиц, за разливом реки Ураевой, часто пересекается переезд в Вейделевку и поэтому делается большой ущерб сумме церковной”.15 В виду такого “несчастного состояния” прихожане просили Владыку дозволить им, до сооружения предполагаемого храма, построить новый молитвенный дом или, во избежание излишних расходов, к существующей в селе часовне, которая имела в длину 12 аршин, а в ширину 9 аршин, пристроить алтарь для отправления Божественной литургии. На сем прошении Преосвященный Иосиф положил 31 мая такую резолюцию: “к удовлетворению нужд разрешается пристроить алтарь к часовне до построения церкви. Если Св. Антиминс цел, то о. Протоиерей (т. е. Валуйский Благочинный Протоиерей А. Чекановский) по устроении алтаря имеет освятить оный по чиноположению церковному и о последующем донесть мне по надлежащему”.16

-14-

В течение лета пристройка алтаря к молитвенному дому была закончена, 26 октября 1855 года Благочинный Протоиерей А. Чекановский донес о сем Преосвященному Иосифу с представлением описи молитвенного дома, присовокупляя, что “пристрой к оному учинен прочно, с соблюдением по возможности правил благоприличия”, “ко освящению всем нужным молитвенный дом сей снабжен”, и что антиминс сгорел вместе с церковью в 1847 году. Из описи молитвенного дома видно, что он был построен из разного круглого и пластового дерева, вымощен, опотолочен и покрыт камышом под щетку. Утварь и ризница были бедные. Иконостас одноярусный столярной работы с резными царскими вратами. В иконостасе были иконы по правую сторону Спасителя и Николая Чудотворца, а по левую сторону Божией Матери и Пресвятой Троицы. В библиотеке церковной, кроме самого необходимого количества богослужебных книг (28 экземпляров, минеи месячной не было), находилось 58 книг, в том числе, почти все сочинения покойного Преосвященного Игнатия, Архиепископа Воронежского и Задонского. Колокольни особой не было, а колокола висели на столбах, 1-й колокол весил 16 пуд. 27 фун., второй 4 п. 32 ф., третий 1 п. 5 ф.

По резолюции Владыки 31 октября был выдан о. Наместником Митрофанова монастыря антиминс местному священнику Алексею Андреевскому.

13 ноября того же 1855 года, на память св. Иоанна Златоустого, молитвенный дом во имя св. Николая был освящен Благочинным Протоиереем А. Чекановским.17

Между тем, и по устройстве молитвенного дома прихожане не оставили мысли о храме; но в виду недостатка

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-15-

средств и неимения по близости строевого леса, а также и для скорейшего устройства храма, прихожане сочли за более удобное приобрести готовый деревянный храм, а не строить новый. В продолжение 13 лет они нигде не могли приискать “более выгодной по цене и расположению церкви, кроме Валуйского деревянного собора”, вместо которого в Валуйках был построен новый каменный собор.18 При этом, как видно, прихожанами с. Больших Липягов руководило только это именно побуждение — выгодное приобретение за 3300 рублей прочного храма, а никак не мысль о драгоценности Валуйского собора, как построенного, по преданию, по рисунку царя Петра I и на его средства.

III. История Валуйского Владимирского собора, построенного на пожалованные Петром I средства, до перенесения его в село Большие Липяги (1699-1862 гг.)

Первоначальное основание собора (1699 г.). Город Валуйки, имеющий в 1899 году праздновать 300-летие своего существования, основан в 1599 году. В том же году, вероятно, основан был в городе Владимирский собор. Московское правительство при постройке новых городов на украйне так заботилось об удовлетворении духовных нужд новопоселенцев, что обыкновенно присылало сюда и церковный причт и все необходимые церковные принадлежности в достаточном количестве для устройства церкви. При постройке Валуек в числе других необходимых для города лиц были посланы “попов два, да дья-

-16-

чок, да пономарь да проскурница” (просфорня).19 Было послано также всякое “церковное строение”, в описи которого на первом плане поставлен “образ Пречистой Богородицы Владимирской мес(т)ной”:20 из этого видно, что городской собор должен был быть построен в честь Владимирской иконы Божией Матери, а на основании того, что постройку города имелось в виду закончить “в 3 месяцы”, именно к 1 декабря 1599 г., можно предполагать, что и соборная церковь построена в том же 1599 году.[^21]

Построение собора на пожалованные царем Петром I средства (1699 г.). Имеющиеся в печати сведения о сем соборе относятся к следующему второму столетию (1699-1800 гг.). В “Описании Воронежской губернии” Е. А. Болховитинова (впоследствии Евгения Митрополита Киевского)21 находим следующие сведения о Валуйском соборе: “Государь Император Петр I в 7207 (1699) году, проезжая в Азов, изволил в Валуйках пребывание свое иметь в деревянном доме священника Прокопия Зиновьева, которой дом и поныне (т. е. 1800 г.) сохраняется с почтением, яко памятник, быв только в недавнем времени несколько перестроен. В сие же время присутствия своего, апреля 16, Его Величество указал на пожалованные Им деньги построить в крепости, по собственноручному Его рисунку, пространного и высокого о пяти главах здания

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-17-

соборную церковь во имя Сретения Богородичного Иконы Владимирской, которая при Императрице Елисавете Петровне, по ветхости ее и по представлению прежде бывшей Валуйской Воеводской Канцелярии в Правительствующий Сенат, а от оного Государыне Императрице, перестроена в 1756 году на казенный же счет по тому же самому плану. На южных дверях и ныне (1800 г.) находится следующая надпись: “Построена сия церковь *на Государевы казенные деньги и на собранные ратных и градских людей”, лета 7207-го Апреля в 16 день, по указу Великого Государя Царя и Великого Князя Петра Алексеевича,22 всея Великия, Малыя и Белыя России Самодержца”. По перестроении она паки в 175923 освящена; и из Синодской Типографии прислан в оную безденежно круг церковных книг".

Приводимые Митрополитом Евгением сведения повторяются Архимандритом Димитрием (ныне Архиепископом Тверским) в “Указателе храмовых празднеств в Воронежской епархии”,24 а также Г. М. Веселовским и Н. В. Воскресенским в книге “Города Воронежской губернии”.25 Никаких новых сведения о дальнейшей судьбе этого храма (с 1759 г.) они не сообщают, не указывают даже того, что в Валуйках его давно уже нет.

Между тем, сообщение Митрополита Евгения страдает некоторыми неточностями.26 Нельзя допустить, чтобы посещение г. Валуек Петром Великим относилось к третьему

-18-

Азовскому походу 1699 года. В этом легко убедиться по маршруту путешествия Петра, подробно, на основании документальных данных, указанному в “Истории царствования Петра Великого” Устрялова: флот Петра Великого только 27 апреля вышел из Воронежа, 1 мая прошел г. Костенск, 4 - гг. Урыв и Коротояк, 7 - рр. Битюк и Калитву, 8 - г. Донец, 9 - г. Микулин и т.д. На обратном пути 5 сентября вышел из Азова и, плывя все время по Дону, 14 сентября прибыл в Воронеж.27 Отсюда видно, что не только 16 апреля, как говорит Болховитинов, но и вообще в 1699 г. царь Петр никоим образом не мог быть в Валуйках, отстоящих от р. Дона на далеком расстоянии. Петр посетил Валуйки на обратном пути из первого неудачного Азовского похода 1695 года. “Государь, говорит Устрялов на основании дневника известного сподвижника Петра Гордона (под 1 ноября 1695 года) шел с войском три недели до первого русского города Валуек, откуда он отправился вперед… 1 ноября”.28 В это время Государь мог дать указ о постройке в Валуйках нового собора, пожертвовать на это деньги из своей царской казны, а, быть может, и набросать собственноручно рисунок собора. К этому нужно прибавить, что приводимая Болховитиновым надпись на соборных дверях говорит, по-видимому, уже об окончании к 16 апреля 1699 года постройки Валуйского собора, так что царский указ о постройке его должен относиться к раннейшему времени, а не к самому 1699 году.

Документальных данных об обстоятельствах постройки собора, кроме упомянутой надписи, Евгений Болхо-

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-19-

витинов, вероятно, не имел. Происхождение самого сообщения Болховитинова, как можно догадываться, было следующее: 1 февраля 1799 г., — значит, за год до напечатания “Описания Воронежской губернии” Болховитинова, — Валуйский соборный Протоиерей Иоанн Чекановский подал Преосвященному Мефодию, Епископу Воронежскому и Черкасскому, прошение о возобновлении собора. Мотивируя свою просьбу, он между прочим указывает на то, что собор, как построенный по рисунку царя Петра и на его средства, имеет особенное историческое значение. Вот подлинные слова Протоиерея Чекановского: “В 7207 году блаженный и вечно достойный памяти Государь Император Петр Великий, когда Высочайшею своею Особою соизволил иметь поход к Азову, то во время благополучной бытности своей в городе Валуйках, а именно апреля 26 дня, изволил указать в сем городе на пожалованные казенные деньги по собственноручному Его Величества рисунку построить соборную церковь во имя Пресвятой Богородицы Владимирской пространного и высокого о пяти головах деревянного здания”.29 Буквальное сходство выражений заставляет думать, что Е. А. Болховитинов заимствовал сведение о Валуйском соборе из прошения Протоиерея Чекановского, с которым он, несомненно, должен был познакомиться, как член Духовной Консистории, рассматривавшей это дело.30 Что же касается надписи на соборных дверях, то текст ее, не указываемый Протоиереем Чекановском, Болховитинов мог получить от того же Протоиерея Чекановского, так как можно допустить, что заинтересованный сообщением Валуйского

-20-

Протоиерея о соборе, Болховитинов или письменно просил этого последнего сообщить ему все, что известно о соборе, или лично был в Валуйках и осматривал собор и домик священника Зиновьева. Сам Протоиерей Чекановский, вероятно, сообщает в своем прошении о соборе местные предания.

Бесспорным остается тот факт, что Петр принимал известное участие в постройке Валуйского собора: он дает о постройке собора особый указ и жертвует на постройку собора деньги. Поэтому-то собор этот и назывался валуйчанами “Царским собором”.31 Потому, вероятно, и возобновление собора в 1759 году также произведено на счет казны. Что касается известия о собственноручном рисунке Петра, по которому будто бы построен собор, то о нем ничего в вышеприведенной надписи не говорится, так что говорить что-нибудь за или против достоверности этого известия нет достаточных оснований.32 Сами жители Валуек, как увидим ниже, впоследствии (1859 г.) высказывали сомнение в достоверности сообщаемого Болховитиновым известия, указывая на то, что оно, может быть, основывается только на “изустных преданиях, не подкрепленных надлежащими фактами”.33 Впрочем, возможно, что говорить так их заставляло желание получить разрешение

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-21-

на продажу этого драгоценного памятника старины в с. Большие Липяги.

Перестройка собора в 1759 году. “По прошествии многих лет соборная церковь, повествует далее о. Чекановский в своем прошении, пришла в крайнюю обветшалость”. “Тогда, в царствование Благочестивейшей Великой Государыни Императрицы Елисаветы Петровны, по представлению из прежде бывшей Валуйской Воеводской Канцелярии в Правительствующий Сенат (о представлении самой Императрице Протоиерей Чекановский, вопреки вышеприведенному сообщению Болховитинова, ничего не говорит), определенною от оного (т. е. Сената) из казенных денег суммою та соборная церковь тем же рисунком вновь перестроена; по совершении ж и удовольствовании церковным благолепием и присланными безденежно Святейшего Правительствующего Синода из Московской типографиской конторы казенными всего церквного круга книгами в 1759 году освящена, при бывшем тогда воеводе коллежском советнике Иосифе Константинове Сыне Харахордине”.34 Памятником этой перестройки остается деревянный крест в алтаре Больше-Липяговской церкви с нижеприводимою надписью об освящении Валуйского собора, совершившемся 30 июня 1759 г., по благословению Преосвященного Иоасафа, Епископа Белоградского и Обоянского. Некоторые из богослужебных книг, пожалованных Святейшим Синодом в 1759 г., доселе хранятся в Валуйском соборе.

Возобновление собора в 1791 и 1800 годах. Из надписи на другом кресте, также хранящемся в алтаре Больше-Липяговской церкви, видно, что в 1791 году Валуйский собор был снова возобновлен, и “по возобновлении

-22-

третие уже освятися жертвенник Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.., по благословению Преосвященного Феоктиста, Епископа Белоградского и Курского, Валуйского Успенского монастыря настоятелем игуменом Исаиею соборне в лето… 1791 месяца августа в 25 день”.35

В чем именно состояло тогда возобновление собора, неизвестно, но, очевидно, оно было не капитальное, так как с 1794 года валуйчане начинают снова ходатайствовать о возобновлении их соборной церкви на казенный счет, в виду того, что она “имеет в основании от гнилости повреждение и в крыше во многих местах во время дождей чрезвычайную течь”, а между тем на собственные средства, “за самым малейшим к оной церкви приходом и подаянием, всего совершенно исправить нет никакой надежды и возможности”. В 1794 году Валуйский городничий секунд-майор князь Илья Ант. Стокасимов просил о сем Воронежского губернатора генерал-майора Иос. Ив. Хорвата; в 1796 и 1797 годах городничий колл. асс. Ал. Бор. Тиртов просил о том же генерал-губернатора Андр. Як. Леванидова и гражданского губернатора Ив. Вас. Новикова. Этот последний прислал городничему “ордер с отказом, якобы к нему взошел с донесением не по принадлежности, а должно де в таковом церковном исправлении ближе печься со стороны духовной, нежели ему, городничему”. В 1798 году в Валуйки прибыл Воронежский губернатор Алдр. Бор. Сонцов, известный, как “любитель и ободритель наук”. Приехал он сюда собственно “для обозрения присутственных мест”, но, пользуясь этим случаем, Протоиерей И. Чекановский с соборным старостой Столпов-

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-23-

ским и несколькими чиновниками обратились к губернатору с письменным докладом о возобновлении церкви. Сонцов “самолично осматривал” церковь, и “о древности ее в подробности спрашивал” и обещал, “куда надлежит, донести к сведению”. Белгородский Преосвященный Феоктист, которому обо всем этом донес Протоиерей Чекановский, письмом от 2 июня 1798 года принес А. Б. Сенцову “наичувствительнейшую благодарность за толикое его о благолепии храма Господня попечение”; однако каких-нибудь определенных результатов это обещание губернатора не имело.36

По присоединении города Валуек к Воронежской епархии, 1 февр. 1799 года Протоиерей И. Чекановский обратился к тогдашнему Воронежскому Преосвященному Мефодию с прошением, в котором, подробно изложив историю соборной церкви, указал на необходимость, в виду обветшания церкви, “каменный подвесть фундамент и покрыть белым железом, или, продав сию на настоящую цену, к прочности и продолжению на грядущие времена устроить вновь каменную”, и просил Владыку “учинить милостивейшее Высокоархипастырское благорассмотрение” о возобновлении церкви или по сношению с губернатором А. Б. Сонцевым, или как Владыка “по собственному сердца своего движению и усердию к церкве святей заблагорассудит соизволить”. При рассмотрении этого дела в Воронежской Духовной Консистории оказалось, что “по учиненным в 764 году на духовные места штатам по Высочайше конфирмованной 797 года декабря 18 росписи на показанный Валуйский собор суммы не назначено, а по учреждению, учиненному при сочинении в 764 году штатов, градским соборам и церквам, у

-24-

которых приходы есть, предоставлено довольствоваться теми своими приходами и имеющимися при них землями и другими угодьями”. При соборе в это время причта в силу указов было положено: протопоп 1, попов 2, диакон 1, дьячков 2, пономарей 2. В приходе собора по исповедной росписи 1799 года числилось 139 дворов, прихожан мужского пола 580 душ, женского пола 606, а всего 1186 душ. Консистория 4 мая 1800 года постановила: “Протопопу Чекановскому с приходскими людьми объявить, дабы они от ветхости той соборной их церкви старались исправить своим коштом, с испрошением к тому в помощь и от доброхотнодателей подаяния”. Владыка нашел необходимым “с прописанием из сего дела нужных статей отнестись к г. гражданскому губернатору” (резолюция 5 мая), но затем, “словесно о сем предложивши” губернатору, положил 4 июня на журнале Консистории такую резолюцию: “Поелику трудность состоит в удовольствовании требования, то поступить Консистории по определению своему от 4 мая”.37

Обстоятельства возобновления собора в этот раз не сообщаются в деле.

Постройка нового каменного собора (1843-1853 гг.). С течением времени, в половине XIX столетия, деревянный собор стал недостаточно поместителен для увеличившегося прихода. На непоместительность собора обратил между прочим вниманием и Преосвященнейший Антоний II, Архиепископ Воронежский.38 К тому же, в это время старый деревянный собор, хотя и был еще прочен, но уже нуждался в поновлении. В виду этого прихожане решились устроить вместо старого деревянного новый каменный собор.

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-25-

5 мая 1843 года, с разрешения Святейшего Синода и с благословения Преосвященнейшего Антония, состоялась торжественная закладка нового собора39 близ старого,40 а чрез 10 лет он был окончен постройкою и освящен. Постройка его (без колокольни) стоила прихожанам до 30000 руб. Новый каменный Валуйский Владимирский собор — величественный, в Византийском вкусе, трехпрестольный: главный престол в нем — в честь Владимирской иконы Пресвятой Богородицы, придельные – в честь Св. Архистратига Михаила и Святителя Митрофана, Епископа Воронежского.

Дело о продаже старого деревянного собора (1859-1861 гг.). Старый деревянный собор, как мы видели, еще в 1799 году вышеупомянутый Протоиерей Иоанн Чекановский предлагал “продать за настоящую цену”. Теперь же, по устройстве нового собора, причт и прихожане уже прямо тяготились содержанием старого собора в приличном виде, считая его для себя совершенно “ненужным”. Видимо, у них не было сознания драгоценности этого священного памятника благочестия Петра Великого.

А между тем, валуйчан вовсе нельзя упрекнуть в недостатке и патриотизма, и благоговейного уважения к памяти царя Петра, некогда бывшего гостем в Валуйках. Домик о. Прокопия Зиновьева, в котором останавливался Петр, доселе, выражаясь вышеприведенными словами Митрополита Евгения, “сохраняется с почтением, яко памятник”. Правда, после Евгения до 30-х годов XIX столетия, “достопамятный домик оставался без всякого особенного призора и внимания: он переходил из рук в руки, и каждый новый хозяин переделывал его по своему. Но уже и тогда

-26-

многие граждане Валуек… неоднократно ходатайствовали о приобретении этого домика в собственном города и о сохранении его на память отдаленного потомства”. “В 1834 г. комитет, учрежденный по сооружению памятника Петру Великому в Воронеже, обратил свое внимание и на Валуйский домик, и с этих пор губернское начальство ежегодно отпускало владельцу домика на его поддержание” 239 руб. 75 коп. асс.41 В 1850 году домик куплен был валуйскою купчихою Зудовой для устройства в память Петра I богадельни, которая и была открыта 20 ноября того же года.42 30 мая 1872 года, в день празднования 200-летней годовщины рождения Петра I, “все Валуйское общество единогласно приняло решение соорудить памятник великому монарху и приобрести остатки домика из частных рук в собственность города”. Памятник открыт не был, но зато приняты были обществом возможные меры к сохранению дома в неприкосновенном виде: над ним возведен теперь деревянный футляр, в виде дома же, предохраняющий его от разрушительного влияния атмосферы, вокруг домика разведен сад, служащий местом общественных гуляний. Вид домика напечатан в “Ниве” 1883 года (№49) и имеется между прочим в Воронежском Губернском Музее. Судя по этому снимку, домик представляет ветхий убогого вида деревянный домик, крытый камышом.

Еще только приступив к постройке каменного собора, прихожане вошли к Преосвященному Антонию II с прошением о дозволении продать старый собор. Преосвященный Антоний на эту просьбу ответил, что он “на продажу сей

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-27-

церкви не иначе согласен, как по устроении нового собора”.43 (Можно думать, что Преосвященному Антонию не было известно о том, что собор сей построен на пожалованные царем Петром средства). По окончании постройки каменного собора дело, вероятно, остановилось за тем, что не представлялось случая продать собор. Когда же крестьяне с. Больших Липягов изъявили желание купить его за 3300 руб., то прихожане Валуйского собора подали в январе 1859 г. Преосвященному Иосифу, Епископу Воронежскому и Задонскому, прошение о дозволении продать собор и деньги употребить на постройку колокольни при новом соборе, с помещением под оной теплой церкви во имя Преподобного Сергия Радонежского. Прихожане указывали при этом на то, что, при существовании трехпрестольного собора и при постройке церкви под колокольней, старый собор “уже будет в городе излишним, и находясь в самом близком расстоянии от вновь выстроенного каменного собора, может служить не только стеснением городской площади, но и не малым препятствием к сооружению приличной около нового собора каменной ограды” (!).

При рассмотрении этого прошения Воронежская Духовная Консистория приняла в руководство 207 статью тома XII кн. 1 Свода Законов Гражданских издания 1857 г.: “Воспрещается приступать без Высочайшего разрешения к каким-либо обновлениям в древних церквях и во всех подобных памятниках. Вообще древний, как наружный, так и внутренний вид церквей должен быть сохраняем тщательно, и никакие произвольные поправки и перемены без ведома высшей духовной власти не дозволяются”. Были приняты в руководство также синодальные указы от 31 декабря

-28-

1842 года и 20 апреля 1843 года, которым Епархиальным Архиереям повелено “наблюдать, дабы нигде, ни под каким предлогом, в древних церквях не дозволялось ни малейшего исправления, возобновления и изменения живописи и других предметов давнего времени, а всегда испрашивалось на то разрешение о Святейшего Синода”. На основании этого Консистория журнальным определением от 13 февраля 1859 года постановила предписать Валуйскому протоиерею Алексею Чекановскому представить план городской площади и “извлечь из документов церковных, не имеет ли деревянный собор что-либо замечательного по древности”. Представляя план городской площади с указанием на нем старого и нового собора и исторического домика о. Прокопия Зиновьева, о. Протоиерей А. Чекановский в своем донесении приводит то, что пишет о Валуйском соборе Митрополит Евгений, и прибавляет, что письменных актов и удостоверений на сие событие в ризнице сего собора никаких нет, равным образом как и относительно пожалования богослужебных книг при Императрице Елисавете. Надписи на соборных дверях, храмозданном кресте 1759 года и на самих Елисаветинских книгах Протоиерей А. Чекановский при этом почему-то совершенно игнорирует. Между тем, Консистория взглянула на дело иначе. Имея в виду, что собор “первоначально устроен по воле Государя Императора Петра I, по собственному Его Величества чертежу, и потом в царствование Государыни Императрицы Елисаветы Петровны за обветшанием перестроен совершенно в том же виде”, и основываясь на вышеприведенных указах Святейшего Синода 1842 и 1843 годов, Консистория журнальным определением от 31 марта 1859 г., утвержденным Его Преосвященством 20 апреля, постановила: в просьбе о разрешении продать

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-29-

Валуйский собор прихожанам отказать, “с предложением всевозможно заботиться о поддержании оного, как замечательнейшего памятника славных времен Петра Великого”.44

Тогда прихожане Валуйского собора подали прошение о том же в Святейший Синод. В этом прошении, изложив ход дела о продаже собора, они стараются доказать, что старый собор им не нужен, что он не имеет исторической ценности и что поддерживать его они не имеют средств, так что перенесение его в Большие Липяги послужило бы к сохранению его. “Можем мы, пишут они, предполагать, что сочинитель Болховитинов (т.е. Митрополит Евгений) мог основать описание свое на изустных преданиях, не подкрепленных надлежащими фактами. При всем этом деревянный сей собор прихожане села Больших Липягов желают поставить в том самом виде, как теперь он существует, без всякого изменения в величине, окнах и дверях. Следовательно, с переносом его на другое место, оный собор нисколько не уничтожится, а сохранит во всем не только прежний свой вид и фасад, но еще при новой перестройке более увековечится, и тем вернее сохранится существование церковной древности, так как он по ветхости своей требует теперь для поддержания значительных издержек, по приблизительной смете до 3000 рублей серебром, а приходи при всем желании своем решительно не в состоянии поддержать его собственными средствами, быв истощен постройкою нового собора и вслед почти затем начатым уже сооружением колокольни”, которая (с церковью Преп. Сергия) должна была стоить не менее 20000 руб. К этому прихожане при-

-30-

бавляли, что старый собор “в настоящее время от ветхости угрожает падением”. Испрашивая у Святейшего Синода разрешения продать собор жителям села Больших Липягов, валуйчане в заключение просили: “Если за всем этим приказано будет оставить старый собор на месте теперешнего существования его, то исправление его в настоящее время и последующую поддержку отнести на счет казны или других каких источников, чтобы не допустить его до крайнего разрушения”. Святейший Синод, “предварительно разрешения настоящего прошения”, указом от 19 августа 1859 года поручил Преосвященному Воронежскому “войти в сношение с местным гражданским начальством о доставлении сведений, действительно ли прихожане Валуйского Владимирского собора, по ограниченности средств своих, не в состоянии поддерживать здание старого собора, и о последующем донести Святейшему Синоду с своим заключением”.45

Сообщая о сем определении Св. Синода г. Воронежскому Губернатору, отношением от 5 сентября 1859 г., Преосвященный Иосиф просил его “доставить требуемые Святейшим Синодом сведения и сверх того, для большей очевидности дела и более положительного основания к заключению по оному, поручить одному из технических чиновников Строительной Комиссии осмотреть здание упомянутого собора и сделать соображение, какая потребна в настоящее время сумма для поновления оного и сколько нужно суммы ежегодно для поддержания оного”. По осмотру собора, произведенному 21 декабря 1859 г. архитектором Воронежской Губернской Строительной и Дорожной Комиссии Жукевичем и Валуйским городничим капитаном Жура-

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-31-

влевым, оказалось, что “стены Валуйского собора построены из дубового леса и с наружной стороны обшиты досками. Стены в настоящее время довольно крепки, а досчатая обшивка пришла в ветхость и должна быть сделана вновь, а в особенности при фундаменте собора совершенно сгнила. По причине ветхости наружной обшивки в некоторых местах оказывается течь. Деревянные полы в церкви нужно перебрать; внутренние стены нужно окрасить клеевою краскою, наруженые — масляною; иконостас нужно возобновить новою позолотою, которая от времени стерлась, купола покрыть железом и окрасить, ибо существующая гонтовая крыша ветха, и в некоторых местах гонтины выпали”. По смете, составленной архитектором Жукевичем, на исправление собора требовалось 3 486 руб. 68,5 коп. сер., а ежегодное его ремонтирование “по сделанным на месте соображениям” должно было обходиться до 400 р. с. Препровождая 29 апреля 1860 г. к Преосвященному Иосифу, Архиепископу Воронежскому, акт осмотра собора и смету на исправление его, губернатор граф Д. Н. Толстой заявил, что он, “согласно с заключением Воронежской Губернской Строительной и Дорожной Комиссии, находит необходимым, на основании 207 ст. XII тома Свода Законов устава строительного,46 сохранить наружный и внутренний вид того храма, равно как и существующие в нем древние надписи и вообще удержать характер древности”. Что касается состоятельности жителей города Валуек, то они сами отозвались (22 дек. 1859 г.), что они “жертвований для поддержания старого деревянного собора по ограниченности своего состояния совершенно сделать не могут ни на какую сумму”, а губернатор с своей стороны под-

-32-

твердил (12 окт. 1860 г.), что “они действительно не имеют средств к поддержанию здания старого Владимирского собора”, и что “доходы города Валуек так незначительны, что их едва достает на покрытие текущих расходов”.

От крестьян села Больших Липягов и деревни Куликовых Липягов было отобрано 19 июля 1860 г., по распоряжению Епархиального Начальства, помощником Валуйского Окружного Начальника Сурниным “сведение” о том, что они желают приобрести старый Валуйский собор, “обязуются перенести оный в свое селение и выстроить в прежнем виде, не изменяя фасада”, и что средства на это у них имеются (1000 руб. у церковного старосты, 1500 руб. у “старателей”, и 1500 руб. надеются осенью собрать доброхотных пожертвований с прихожан). 12 октября того же года прихожане Липяговские подали Высокопреосвященному Иосифу прошение, в котором писали между прочим: “Скорбя 13 лет неимением у себя святого храма, мы осмеливаемся припасть к священным стопам Вашего Высокопреосвященства со всепокорнейшею и убедительнейшею просьбою о скорейшем разрешении нам купить деревянный Валуйский собор для нашего прихода в село Большие Липяги. При сем нужным считаем представить в Ваше милостивое Архипастырское благоусмотрение следующее: мы как прежде желали, так и теперь желаем приобрести себе деревянную церковь Валуйского Владимирского собора потому, во 1-х, что цена оному для нас очень не отяготительна, и при том граждане города Валуек и прихожане уступают нам готовые, в том же соборе находящиеся, престол, иконостас и паникадило. 2) В продолжении 13 лет нигде мы не могли приискать себе выгодной по цене и расположению церкви, кроме Валуйского деревянного собора.

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-33-

  1. Строить церковь вновь мы не имеем совершенно средств и возможности, потому что суммы на то потребуются в несколько раз более того, во что обойдется нам покупка и устройство деревянного Валуйского Владимирского собора. При том же леса, потребного на новое устройство, вблизи нас совершенно нет. Главное же еще то, что постройка вновь церкви продлится на долгое время, тогда как мы, не имея 13 лет у себя святого храма, душевно желаем ускорить сооружением оного, а к этому верный способ — приобрести готовую деревянную церковь Валуйского Владимирского собора с готовым иконостасом и престолом, каковой собор мы обязуемся перенести и поставить в селе Больших Липягах в том же виде, как он есть, не изменяя ничего”.

По поручению Губернского Начальства, инженер Палаты Государственных Имуществ Егоров вновь в ноябре 1860 г. осматривал здание собора и составил проект и смету на перенос здания собора в с. Большие Липяги — всего на сумму 3552 руб. 60 коп. сер.

По рассмотрении всех обстоятельств дела, Воронежская Духовная Консистория 9 февраля 1861 года определила: “Принимая во внимание с одной стороны недостаточность средств у Валуйских граждан к поддержанию старого собора, а равно неимение для сего и городских сумм, с другой — то, что жители Больших Липягов, желающие приобрести оный для устроения у себя церкви, обязуются не изменять вида оного, Консистория полагает, с прописанием всех обстоятельств дела и приложением акта об осмотре деревянного собора и сметы на исправление оного, представить Святейшему Синоду от имени Его Высокопреосвященства с испрашиванием разрешения на перенос того собора в село Большие Липяги”. На сем журнале Консистории Владыка положил резолюцию: “Февраля 16. Согласен”.

-34-

Из Святейшего Синода, по репорту о сем Высокопреосвященного Иосифа от 19 февраля 1861 года, последовал от 22 мая того же год указ следующего содержания: “Святейший Синод, имея в виду, что с предполагаемым перенесением старого в городе Валуйках собора в село Большие Липяги соединяется только перемена места, а не уничтожение или изменение памятника церковной древности, не находит достаточного основания останавливать предполагаемую гражданами города Валуек продажу старого их собора жителям села Больших Липягов, под условием соблюдения последними в точности принимаемого ими на себя обязательства поставить у себя приобретаемый храм без всякого изменения его вида”. По последовавшей на сем указе резолюции Высокопреосвященного Иосифа: “К исполнению предписанного сделать распоряжение без промедления”, Консистория 9 июня 1861 г. отнеслась в Палату Государственных Имуществ о поручении наблюдения за точным исполнением Синодального определения инженеру Палаты, а Благочинному Протоиерею А. Чекановскому поручила осмотреть место для постройки церкви в с. Больших Липягах. Осмотрев 21 июня 1861 года вместе с инженером Егоровым избранное причтом и прихожанами место для постройки церкви, Протоиерей Чекановский донес Консистории, что “место для такового устроения по возвышенности своей весьма прилично, а по отдаленности от жилых строений и по качеству грунта весьма удобно”.

По устранении еще некоторых затруднений и препятствий, 11 октября 1861 года жителями Больших и Куликовых Липягов была внесена в Валуйский Владимирский собор условленная сумма 3300 руб. и приступлено к перенесению деревянного собора в село Большие Липяги.47

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-35-

Святыни и достопримечательности Валуйского собора. К истории Петровского собора в Валуйках нельзя не прибавить, что, согласно постановлению Святейшего Синода, в Большие Липяги были переданы не только приводимая Митрополитом Евгением надпись на дверях, но и храмозданные кресты, описание которых помещено ниже, оставить же в Валуйках найдено возможным только следующие древности, перенесенные в новый собор, конечно, одновременно с окончанием постройки его. Это во 1) Владимирская икона Божией Матери (снимок с иконы, писанной, по преданию, Св. Евангелистом Лукой), чтимая не только в г. Валуйках, но и в дальних от него местах, 2) икона Пресвятой Троицы — явление Бога Аврааму в виде трех странников. Размер той и другой иконы в вышину 1 арш. 8 вер., в ширину 1 арш. 2 вер.; ризы на них серебряные, вызлащенные; риза на иконе Божией Матери, устроенная в 1722 году, весит 16 фун. 6 зол., а риза на иконе Пресвятой Троицы 11 фун. 14 зол. Иконы эти, по местному преданию, были пожалованы в собор царем Петром Великим. 3) Св. Евангелие, напечатанное в Москве в 1701 г., 4) Евангелие, напечатанное в Москве в 1758 году, с надписью о пожаловании его в “Валуйскую соборную Государеву церковь” безденежно, по указу Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Елисаветы Петровны “из Святейшего Правительствующего Синода и Правительствующего Сената”, 5) старинный кипарисный крест, обложенный серебром, 6) старинный оловянный ковчег в виде 3-главой церкви с 8 отделениями, 7) пролог, напечатанный в Москве в 1689 г., 8) цветная триодь, напечатанная там же в 1695 г., 9) триодь, напечатанная там же в 1717 г., и 10) несколько книг, напечатанных при Императрице Елисавете. На одной из

-36-

них (минее месячной) надписано, что ее пожертвовал некто Мих. Григ. Аггеев “в Владимирский Валуйский Царский собор”.48

IV. Бывший Валуйский собор в селе Больших Липягах (1862-1899 гг.)

Постройка и освящение церкви (1862 г.) По перенесении в село Большие Липяги бывший Валуйский собор был поставлен без изменения плана и наружного вида его, при чем приделы с южной, северной и западной сторон, за ветхостью леса, построены вновь в прежнем виде. Было допущено только одно необходимое изменение: вместо деревянной крыши храм был покрыт железной крышей.

Постройка церкви была закончена в течение лета 1862 года. 7 октября прихожане обратились к Высокопреосвященному Иосифу с прошением, в котором, поясняя, что храм ими “поставлен, снаружи и внутри украшен и всем нужным для освящения его достаточно снабжен”, просили “дозволить означенный храм местному Благочинному Валуйскому Протоиерею Алексею Чекановскому по чиноположению освятить”. На этом прошении последовала резолюция Владыки: “Окт. 24-го 1862 г. Разрешить Пр. Чекановскому освятить храм с донесением о последующем”.

11 ноября 1862 года храм был освящен Протоиереем А. Чекановским во имя Святителя Николая Мирликийского чудотворца.49

Молитвенный дом, бывший в Больших Липягах с

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-37-

1848 по 1862 год, был продан в слободу Кубракову Валуйского уезда.50

Наружный вид церкви. После перенесения в Большие Липяги бывший Валуйский собор не потерпел до настоящего времени никаких изменений и переделок. Благодаря тому, что при неоднократных перестройках этой церкви вполне сохранялись первоначальный план и архитектура здания, церковь села Больших Липягов представляет хорошо сохранившийся драгоценный памятник и религиозного усердия царя Петра Великого и, быть может, его вкуса, если только верно сообщаемое Митрополитом Евгением известие о том, что церковь эта устроена по собственноручному рисунку Петра.

По отзывам очевидцев редко, особенно в селах, можно видеть церкви столь величественной и красивой архитектуры, как церковь в Больших Липягах. Она имеет пять высоких куполов, из которых средний, самый высокий, возвышается над уровнем земли на 30,5 аршин (считая с крестом). Четыре купола по сторонам главного купола и, соответственно им, алтарь и три боковых придела придают церкви крестообразную форму. Окна узкие, продолговатые, во вкусе того времени, когда построена эта церковь (ширина их 10 вер., вышина 2 арш. 4 вер.) Оригинальный вид церкви придает также отсутствие обычной колокольни. Колокола висят на столбах под навесом (вышиною 13,5 арш.). Снаружи церковь обита сосновым тесом и окрашена как снаружи, так и внутри белою краскою. Крыша и главы окрашены зеленою краскою. На главах высятся прорезные вызлащенные кресты. Длина церкви 23 арш.,

-38-

ширина 17,25 арш. Церковь занимает весьма выгодное положение: она построена на открытом возвышенном месте за селом и видна со всех сторон верст на 5.

Внутренний вид церкви. Внутри храма обращает на себя внимание прежде всего старинный (Валуйский) иконостас. Весь фон иконостаса и резьба вызлащенные; резьба на иконостасе и на царских вратах сделана по целому дереву, а не в виде современных наклейных резных украшений, которые чем более затейливы, тем менее прочны. С такою же резьбою по целому дереву старинный иконостас между прочим находится в церкви села Голышевки Коротоякского уезда, в которую он продан в 1782 г. из придела Св. Иоанна Милостивого в Воронежском Благовещенском Кафедральном соборе (устройство его относится к 1735 году).51 Особенно сходны в том и другом иконостасе царские врата — глухие, без обычной ныне решетчатой сквозной резьбы; резьбою украшена только наружная сторона царских врат; в Больше-Липяговской церкви она изображает переплетенные между собою ветви виноградной лозы с листьями и кистями винограда; резьба эта и изящна и прочна. На царских вратах обычные изображения Благовещения Пресвятой Богородице и четырех евангелистов. В первом ярусе иконостаса под местными иконами помещены изображения: по правую сторону — жертвоприношение Исаака и явление ангела преподобному Архиппу, по левую сторону — бегство Святого Семейства в Египет и Св. Иоанн Воин пред царем Юлианом; местные иконы: по правую сторону — икона Господа Иисуса Христа и храмовая икона Св. Николая Мурликийского Чудотворца, по ле-

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-39-

вую сторону список с Владимирской иконы Божией Матери (NB. В Валуйках храм этот был посвящен сей иконе Богоматери) и икона Пресвятой Троицы. На северных дверях иконостаса — изображение Св. Архистратига Михаила, на южных дверях — Архангела Гавриила. Во втором ярусе по средине, над царскими вратами — Тайная вечеря, а по обе стороны — изображения Господских праздников: по правую сторону — Воскресения Христова, Преображения и Вознесения, по левую сторону — Богоявления, Сретения и Рождества Христова. В третьем ярусе изображение Господа, сидящего во славе, а по обе стороны — изображения Святых Апостолов Павла и Матфея, Варфоломея и Симона, Иакова и Фомы (по правую сторону), Иоанна и Петра, Андрея и Иакова, Филиппа и Иуды (по левую сторону). В следующем четвертом ярусе помещена по средине икона “Коронования Пресвятой Богородицы”, а по сторонам ее изображения ветхозаветных пророков и праведников: по правую сторону — Соломона и Аарона, Иеремии и Даниила, Иезекииля и Аввакума; по левую стороны — Моисея и Давида, Илии и Исаии, Захарии и Ионы. В пятом ярусе по средине икона Господа Саваофа, а по сторонам изображения Святых праотцев: Авеля и Мельхиседека, Ноя и Иафета, Иова и Иосифа (с правой стороны), Адама и Сифа, Авраама и Сима, Иакова и Исаака (с левой стороны). Иконостас увенчивается изображением Распятия Господня; по сторонам отдельные иконы “предстоящих” Божией Матери и Апостола Иоанна Богослова. Резьба иконостаса, изображающая виноградные кисти и ветви, а также пилястры, капители и прочие украшения сделаны по целому дереву и отличаются изяществом и прочностью работы.

Выше иконостаса в среднем куполе изображение Господа Саваофа.

-40-

Во святом алтаре замечательны своею древностью алтарный иконостас, жертвенник, два храмозданных креста с надписями (1759 и 1791 г.) и иерейское седалище.

Общий стиль работы в алтарном иконостасе тот же, что и в предалтарном иконостасе. Этот иконостас состоит из трех ярусов и украшен следующими изображениями: в первом ярусе священные изображения из ветхого завета: явление ангелов Лоту (по средине), явление Бога Аврааму в виде трех странников, видение Иаковом таинственной лестницы, встреча Авраама царем Содомским (Быт. XIV, 17-24) (по правую сторону); принесение Исаака в жертву, Моисей у Неопалимой Купины и убиение Каином Авеля (по левую сторону). Во втором ярусе по средине окно, а по сторонам его изображения из новозаветной священной истории: явление Господа Иисуса Христа Клеопе и Луке по дороге в Эммаус, преломление хлеба, осязание Фомою язв Спасителя, явление Спасителя Марии Магдалине, Мария Магдалина и Апостол Петр у гроба Господня и жены Мироносицы, пришедшие к гробу. В третьем ярусе в средине изображение Господа Иисуса Христа, сидящего во славе, выше этого изображения в клейме икона Спасителя благословляющего, по сторонам Его Святители Воронежские Митрофан и Тихон, а над Ним Евангелист Матфей.

Иконы в обоих иконостасах, по сообщению о. Димитрия Устиновского, древние, привезенные вместе с церковью из Валуек, и только 4 местные иконы возобновлены уже в Больших Липягах.52

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-41-

Жертвенник, судя по резьбе из целого дерева, такой же старинный, как и оба иконостаса. Верх жертвенника изображает приподнятую завесу. Вся резьба вызлащена. На жертвеннике находятся изображения Моления о чаше и образ Спасителя, источающего Пречистую Кровь из язв на руках и ногах.

На северной стене алтаря висят два креста. На одном из них, восьмиконечном, сделана следующая надпись славянскими буквами: “Освятися жертвенник Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в храме Сретения иконы Пресвятой Богородицы Владимирской при державе Благочестивейшей Самодержавнейшей Великой Государыни нашей Императрицы Елисаветы Петровны всея России, при наследнике Ее, внуке Петра первого, Благоверном Государе Великом Князе Петре Федоровиче и супруге его Благоверной Государыне Великой Княжне (?) Екатерине Алексеевне и при Благоверном Государе Великом князе …,53 по благословению Великого Господина Преосвященного Иоасафа Епископа Белоградского и Обоянского, в лето 1759, индикта 7, месяца Иуниа в 30 день, на память святых, славных и всехвальных дванадесят Апостол”. На другом четвероконечном кресте сделана подобная же надпись: “По возобновлении третие уже освятися жертвенник Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа Воронежского наместничества города Валуек в соборном храме Пресвятой Богородицы иконы в граде Владимире явления, при державе Благочестивейшей Самодержавнейшей Великой Государыни нашей Императрицы Екатерины Алексеевны всея России, и при

-42-

Наследнике Ее Благоверном Государе Цесаревиче и Великом Князе Павле Петровиче, и при Супруге Его Благоверной Государыне Великой Княгине Марии Феодоровне, и при Благоверных Государех и Великих Князьях Александре Павловиче, Константине Павловиче, и при Благоверных Государынях Великих Княжнах Александре Павловне, Елене Павловне и по благословению Преосвященного Феоктиста, Епископа Белоградского и Курского, того же наместничества Валуйского Успенского монастыря настоятелем игуменом Исаией соборне в лето от Рождества по плоти Бога Слова 1791, индикта 24, месяца Августа в 25 день, на память святых Апостол Варфоломея и Тита”.54

Хранящееся в алтаре иерейское седалище — это весьма простой работы липовое кресло. Местное предание относит его ко временам Петра I.

Приводимая Митрополитом Евгением надпись о времени первого устроения храма сохранилась в целости до настоящего времени; она находится на западных дверях храма. Местное предание говорит, что надпись эта вырезана самим царем Петром I. Предание это не достоверно.

В западной части храма устроены поместительные хоры.

Ризница церковная — не богата, но и не бедна.

Библиотека церковная содержит книг 70 №№, не считая “Церковных” и “Воронежских Епархиальных Ведомостей”.

V. Причт и приход Николаевской церкви села Больших Липягов (1788-1899)

Причт. Причта при Николаевской церкви села Больших Липягов по штату положено: 2 священника, 1 дьякон и 2 псаломщики. Полный список священно- и церковнослужителей церкви невозможно составить в виду бывшего в 1847 году пожара, истребившего церковный архив. Вот уцелевшие сведения о членах причта, собранные в церковном архиве местным священником о. Димитрием Устиновским.

Священники.

  1. Алексей Аггеев (упоминается в 1788 г.).
  2. Елисей Данилевс[к]ий (1800-1813).
  3. Иоанн Алексеевский (1800-1809).
  4. Иоанн Аггеев (1809-1844).
  5. Михаил Попов (1815-1828).
  6. Алексей Андреевский (1840-1862).
  7. Иоанн Токмачев (1844-1862).
  8. Павел Андреевский (1862-1894).
  9. Симеон Григорьевский (1863-1866).
  10. Михаил Иванов (1866-1883).
  11. Петр Скрябин (1886-1889).
  12. Павел Попов (1890-1892).
  13. Георгий Путилин (1893-1894).
  14. Павел Мамонтов (1894-1898).
  15. Димитрий Устиновской (с 1895 г.).
  16. Владимир Соболев (с 1898 г.).

Дьяконы.

  1. Василий Аггеев (упоминается в 1788 г.).
  2. Василий Попов (1800-1803).
  3. Герасим Казмин (1806).
  4. Иоанн Аггеев (1800-1809, с 1809 г. священник).
  5. Петр Рудинский (1814-1844).
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-44-

  1. Петр Попов (1844-1877, с 1877 г. состоит штатным псаломщиком).
  2. Андрей Попов (1889-1890).
  3. Павел Иванов (1891-1894). В настоящее время место штатного дьякона — вакантно.

Дьячки и псаломщики.

  1. Дьячок Иоанн Аггеев (1800-1808, с 1808 г. — дьякон, с 1809 г. — свящ.).
  2. Дьячок Петр Рудинский (1808-1814, с 1814 г. — дьякон).
  3. Дьячок Тимофей Дикарев (1814-1828).
  4. Дьячок Василий Станкевский (1815-1828).
  5. Дьячок Алексей Дикарев (1840-1879).
  6. Дьячок Афанасий Дикарев (1844-1892).
  7. Псаломщик (в сане дьякона) Петр Попов (с 1877 г.).
  8. Псаломщик Алексей Дикарев (1894-1895).
  9. Псаломщик Илья Попов (с 1895 г.).

Пономари.

  1. Федор Аггеев (1803-1828).
  2. Иоанн Данилевский (1815-1828).
  3. Стефан Сергеев (1840-1846).
  4. Михаил Вележев (1858-1862).
  5. Алексей Сергиев (1860-1861).
  6. Петр Алферов (1862-1873).
  7. И. д. псаломщика Михаил Зеленев (1873-1888).

История прихода. К приходу Николаевской церкви села Больших Липягов издавна принадлежали следующие деревни и хутора: деревня Куликовы Липяги, деревня Куликова,

[О первой Николаевской церкви в Валуйках]
[О первой Николаевской церкви в Валуйках]

-45-

хутор Сенной, деревня Старова, хутор Михайловский и деревня Мариновка. С течением времени приход этот постепенно уменьшается. Деревня Мариновка и хутор Михайловский, отстоящие от Больших Липягов на расстоянии 12 верст, около 1880 г. отошли к селу Долгому (в 6 вер.), где в это время была выстроена своя церковь.55 В настоящее время устраивается церковь в деревне Куликовых Липягах, так что с окончанием постройки этой церкви приход Николаевской церкви будет ограничиваться только Большими Липягами и деревней Сенной.

История деревни Куликовы Липяги в кратких чертах следующая. Возникла эта деревня в 5 верстах от Больших Липягов, вероятно, одновременно с этим последним селом. В 1800 г. в Куликовых Липягах числилось однодворцев 73 двора, мужчин 223, женщин 229 душ.56 Близ этой деревни лежала деревенька Старова, принадлежавшая помещикам Старовым. С уничтожением крепостного права эта деревня, равно как и деревня Куликова, слились в одно селение с деревней Куликовы Липяги. В настоящее время здесь жителей 502 души мужского пола и 510 женского пола. Население деревни преимущественно крестьянское, но есть и помещики: П. В. Старов, вдова В. Е. Старова и вдова А. Ф. Турчанинова и купец 2 гильдии П. И. Мысаков. Несмотря на то, что жители Куликовых Липягов бедные, дальность расстояния от церкви с. Больших Липягов (5 вер.) заставила их озаботиться устройством на собственные средства своей церкви. Постройка церкви началась в 1896 году. Для этой цели была куплена старая церковь в слободе Николаевке Валуйского уезда, построен-

-46-

ная здесь еще в 1804 году.57 В настоящее время стены, купол и трапезная и колокольня уже отстроены, обшиты сосновым тесом и покрыты железной крышей, окрашенной зеленой краской. На покупку колоколов умершей девицей Тат. Кармановой пожертвовано 400 рублей, но колокола еще не куплены, равным образом, как не сделано еще полов, иконостаса и прочей утвари и принадлежностей церковных.

В деревне Сенной жителей мужского пола 93 души, женского пола 85 душ, в том числе бывшие дворовые помещика Заволовича — малороссы. Жители деревни бедные. Кроме крестьян здесь живут вдова княгиня Над. Ал. Трубецкая, дворянин А. Н. Штанков и мещанин А. И. Плесканев.

В заключении настоящего очерка пишущий сии строки считает своим приятным долгом выразить глубокую признательностью г. секретарю Воронежской Духовной Консистории А. М. Правдину и архивариусу Консистории Я. Ф. Иванову за сообщение документов из консисторского архива и оо. Протоиерею И. М. Сахарову и священнику Д. В. Устиновскому за их деятельное участие в собирании материалов для истории Больше-Липяговской церкви.

Воронеж. 4 января 1899 г.

Н. Поликарпов.


  1. “Постепенное распространение однодворческого населения в Воронежской губернии”. Г. Германова в “Записках Императ. Географич. Общества, Книга XII, СПб. 1857 г., стр. 301-304. ↩︎

  2. Ibid., стр. 308. ↩︎

  3. Ibid. ↩︎

  4. Воронеж 1896. “Оценочные исследования крестьянского землевладения по Валуйскому уезду были произведены в сентябре, октябре и ноябре 1893 года”. ↩︎

  5. В 1847 г. “Больше-Ураевское общество села Больших Липягов” принадлежало к Насоновской волости. — До 1894 г. в Больших Липягах проживал и полицейский урядник, в участке которого была одна только Больше-Липяговская волость. В настоящее время в полицейском отношении эта волость присоединена к Вейделевской волости. ↩︎

  6. Архив Воронеж. Духовн. Консистории. Дела по с. Большим Липягам. Дело 1851 года №81, лист 1. ↩︎

  7. Ibid. Дело 1788 г. №1. ↩︎

  8. В конце XVIII и начале XIX ст. эту фамилию носили почти все члены Больше-Липяговского причта: священник был Алексей Агеев, дьячок Иван Агеев, пономарь Федор Агеев. ↩︎

  9. Арх. Вор. Дух. Конс. Дела с. Б. Липягов. Дело 1847 г. №71. ↩︎

  10. Ibid. ↩︎

  11. Ibid. Дело 1847 г. №72. ↩︎

  12. Ibid. ↩︎

  13. Ibid. Дело 1851 г. №81. ↩︎

  14. Ibid. ↩︎

  15. Ibid. Дело 1855 г. №84 ↩︎

  16. Ibid. ↩︎

  17. Ibid. Дела по Валуйскому собору. Дело 1859 г. №195. ↩︎

  18. “К 300-летию г. Валуек”. Реферат О. Е. Зверева. Оттиск из Вор. Губ. Вед. 1892 г. стр. 9. ↩︎

  19. Ibid. ↩︎

  20. Для сопоставления укажем на обстоятельства постройки г. Коротояка в 1647 г. Коротояк построен в течение 6 недель, при чем 1 октября заложен был самый город, а 30 октября “Государево богомолье — соборная церковь”. См. нашу статью “Из истории заселения Коротоякского края в XVII столетии”. Памятная Книжка Ворон. губ. 1899 г. Отдел научно-литер., стр. 19. ↩︎

  21. Воронеж 1800 г., стр. 146. ↩︎

  22. В подлиннике у Болховитинова ошибочно напечатано “разных”. ↩︎

  23. В подлиннике ошибочно напечатано “1756”. ↩︎

  24. Выпуск 4, стр. 313-314. ↩︎

  25. Воронеж 1876 г., стр. 99. ↩︎

  26. Две ошибки (“разных” вместо “ратных” и “1756” вместо “1759” нами уже указаны. ↩︎

  27. Устрялов, История Царств. Петра Вел., т. III, стр. 275, 618-620. ↩︎

  28. Ibid., стр. 255. ↩︎

  29. Арх. Вор. Дух. Конс. Дела по Валуйскому собору. Дело 1800 г. №5. ↩︎

  30. См. Е. Шмурло “Митроп. Евгений как ученый”, СПб. 1888 г., стр. 105 и 174, откуда видно, что в 1796-1799 гг. Болховитинов был членом Консистории. ↩︎

  31. Напр., на одной принадлежащей собору месячной минее, напечатанной при Императрице Елизавете Петровне, надписано, что ее пожертвовал некто Мих. Григ. Аггеев “во Владимирский Валуйский Царский собор”. На евангелии, изд. 1758 г., пожалованным в 1759 г. из Святейшего Синода, также надписано, что оно “пожаловано в Валуйскую соборную Государеву церковь”. ↩︎

  32. В статейке “Домик Петра Великого в Валуйках”, помещенной в “Ниве” 1883 г. (№49), говорится даже, что по собственноручному плану Петра I устроена крепость городская, а не собор (стр. 1174). ↩︎

  33. Указ Св. Синода Преосвященному Иосифу, Епископу Ворон. и Задон. от 19 авг. 1859 г. за №372. См. в Архиве Вор. Дух. Конс. в делах Валуйск. соб. дело 1859 г. №195, л. 14. ↩︎

  34. Ibid. Дело 1800 г. №5. ↩︎

  35. Болховитинов об этом возобновлении собора в своем “Описании Ворон. губ.” почему-то ничего не говорит. ↩︎

  36. Арх. Вор. Дух. Конс. Дела Валуйск. соб. 1800 г. №5. ↩︎

  37. Ibid. ↩︎

  38. Ibid. Дело 1859 г. №195, л. 1. ↩︎

  39. Ворон. Губ. Вед. 1843 г. №25. ↩︎

  40. В расстоянии 5 саж. 2,75 арш. от старого собора. ↩︎

  41. “Нива” 1883 г. №49, стр. 1174. “Домик Петра Великого в городе Валуйках”. Ворон. Листок 1868 г., №21. ↩︎

  42. Ворон. Губ. Вед. 1850 г. №50. См. о нем также Ворон. Епарх. Вед. 1868 г. №9, стр. 294. ↩︎

  43. Архив Вор. Дух. Конс. Дело Валуйск. соб. 1859 г. №195, л. 14-15. ↩︎

  44. Ibid. То же дело. ↩︎

  45. Ibid. ↩︎

  46. Эта статья нами приведена выше. ↩︎

  47. Ibid. ↩︎

  48. Сведения о святынях и достопримечательностях Валуйского собора сообщены для настоящего очерка о. Протоиереем И. М. Сахаровым. ↩︎

  49. Арх. В. Д. Конс. Дело Валуйск. собора 1859 г. №195. ↩︎

  50. В сл. Кубраковой, по “Списку церквей и приходов Воронежской епархии” (Ворон. 1888 г.), нынешняя Троицкая церковь построена в 1866 г., вероятно, вместо вышеозначенного молитвенного дома (стр. 45, №39). ↩︎

  51. Об этом иконостасе см. в нашей статье “Село Голышевка Коротоякского уезда” Ворон. Епарх. Вед. 1893 г. №5, стр. 182-183 и 1896 г. №3, стр. 143. ↩︎

  52. Между тем, в описи Больше-Липяговской церкви 1862 г. в иконостасе значатся в 1 и 2 ярусе некоторые иконы не те, которые есть в настоящее время (см. дело Валуйского собора 1859 г. №195, в архиве Вор. Дух. Конс.). ↩︎

  53. Имя (Павла Петровича) стерлось. ↩︎

  54. Текст надписей, равным образом как и прочие сведения о современном состоянии церкви и села сообщены о. Д. В. Устиновским. ↩︎

  55. По сообщению о. Д. Устиновского в 1879 году, а по “Списку церквей и приходов Ворон. епархии” в 1881 году (см. стр. 41, церковь №12). ↩︎

  56. Германов, цитир. книга Записок Географ. Общ., стр. 308. ↩︎

  57. Об этой церкви в “Списке церквей и приходов Ворон. епархии” 1888 года сказано: “Николаевская сл. Николаевки, три престола, деревянная, холодная, ветхая, построена 1804 г. В это время (1888 г.) строилась в Николаевке новая каменная церковь (см. “Список”, стр. 45, №38). ↩︎