Отцеубийство | Обретенная память
Отцеубийство

Отцеубийство #

[«Южный край», №7526. — Четверг, 17 (30) октября 1902, страница 4.]

Выездная сессия острогожского окружного суда в Валуйках.

11-го октября 1902 года выездной сессией острогожского окружного суда в г. Валуйках, Воронежской губ., разбиралось дело по обвинению крестьянина Давыда Иванова Подерягина, 22 лет, в убийстве своего родного отца.

Обстоятельства этого дела таковы: в сл. Шалаевой, Казацкой волости, Валуйского уезда, проживала семья крестьян Подерягиных, состоявшая из старика Ивана (вдовца), сына его Давыда и жены последнего. Старик был женат три раза, кроме того жил с любовницами, жены его недолго жили, так как он с ними обращался крайне жестоко, часто бил, и один из свидетелей показал, что жены старика умерли от побоев. Председатель суда заметил ему, что покойный не был за это под судом. Свидетель сотский видел, как Иван Подерягин зимою подвез на санях к реке свою больную жену (третью), сбросил ее в воду и поболтал; по совету же свидетеля отвез в больницу, где она и умерла на 3-й день.

Свидетель Аркатов показал, что Иван Подерягин находился в связи с женою Ивана Попова и последнего так побил, что он после этого вскоре умер. Доносить об этом властям никто не стал, боясь быть отомщенным Подерягиным.

Другие свидетели подтвердили, что Иван Подерягин был человек скверный, развратный, вредный, опасный, неоднократно приставал к жене своего сына, а когда сын был мальчиком, он бил его очень жестоко и один раз, повесив вверх за ноги, бил скрученною моченою веревкою. Давыд же парень хороший, смирный, покорный, работящий и не пьющий, ходил на заработки, приносил деньги, отдавал отцу и как-то купил себе лошадь, а отец убил ее. В последнее время отец с сыном часто дрались, один раз сын избил отца до крови, после этого отношения между ними обострились; отец гнал сына из дому; зимою выламывал в доме двери и окна, чтобы Давыду нельзя было в нем жить. Давыд хотел уйти на “сторону”, но волость не выдавала ему документа. В первой половине декабря 1901 года ночью Подерягины повздорили из-за муки, которая принадлежала не отцу, а сыну, причем отец схватил топор и погнался за сыном, сын же взятым в сенях вальком ударил отца в лоб, отчего тот повалился на землю, тогда сын взял топор и, будучи в ожесточенном настроении, порубил отцу голову и шею. Труп спрятал в сенях под дровами, и на другие сутки вывез в поле и зарыл в землю. Затем заявил односельчанам, что отец где-то пропал. Охотник заявил искавшим покойного мужикам, что он видел, как Давыд Подерягин вез что-то ночью в поле, а после того набрел на кучу взрытой свежей земли, которая показалась ему подозрительной. По раскопке найден труп покойного.

Давыд Подерягин первоначально отрицал свою вину, но скоро сознался и добавил, что он давно помышлял убить отца, от которого ему не было житься и как-то ночью засел в хлеве с дубиною, куда должен был прийти покойный за кормом для лошади, но его взяла оторопь и он ушел, как бы отозванный какой-то невидимой силой.

Товарищ прокурора дал заключение, что подсудимый Подерягин Давыд достоин понести высшую меру наказания, но напомнил присяжным заседателям, в каких тяжелых условиях жизни находился подсудимый, и поэтому рекомендовал отнестись к нему сочувственно и дать снисхождение.

Защитник теплой и глубоко-прочувственною речью обрисовал картину той безотрадной жизни, в которой воспитывался Давыд Подерягин, и просил дать ему вполне заслуживающее снисхождение.

Присяжные заседатели признали обвиняемого виновным, но заслуживающим снисхождение.

Окружной суд приговорил Давыда Подерягина на 12 лет в каторгу.