Описание Казинской волости Валуйского уезда | Обретенная память
Описание Казинской волости Валуйского уезда

Описание Казинской волости Валуйского уезда #

[Описание Казинской волости Валуйского уезда]
[Описание Казинской волости Валуйского уезда]

-15-

Казинская волость лежит к северо-западу от города Валуек, в 17 верстах. В состав волости входят следующие селения: слобода Казинка, слобода Казначеевка, село Посохово и село Пушкарное (Лавы тож). При них деревни: Ситникова, Тулинова, Невольная, Колпакова, Леонова, Дубровки, Бирюч, Астахова, Бутырки, Елданова, Бабка и сухие Дубровки, – хутора: Михайловский, Гусев, Мокрицев, Богомолов, Павлов и Кучугуры.

Слобода Казинка получила свое название, как утверждает народное предание, от того, что, так как в начале прошлого столетия местность эта никем не была обитаема, здесь был непроходимый лес и болота, где водились дикие козы и сурки, от чего небольшой ручей, берущий свое начало близ слободы Казинки, назван Казинским, – а от сего последнего и слобода получила свое название.

Слобода Казначеевка получила свое название от того, как утверждают некоторые акты, хранящиеся в приходской церкви, что, назад тому лет сто, жители эти принадлежали Валуйскому монастырю, где, для управления крестьянами, жил от монастыря казначей с некоторыми монахами, от чего она впоследствии и названа Казначеевкою.

Село Пушкарное (Лавы тож) существует с 17 столетия. Жители прежде были пушкари, от чего и поселение названо Пушкарным. А Лавами – что когда Император Петр I-й в 1696 году, покорив Азов, возвращался с войсками в Москву, и проходя чрез это село, где протекает река Оскол, которая в то время в этом месте разветвлялась на несколько узких, но довольно глубоких рукавов, и как не было на них мостов и никакой другой переправы, то Петр Великий приказал жителям устроить переправу из досок, или, как выражается простой люд, из лав, поэтому, в память своего прохода, Он назвал это село Лавами. Это предание отчасти подтверждается действительными историческими фактами. Остальные селения, большею частью, получили свое название от первоначально поселившихся в них жителей.

Жители слобод Казинки и Казначеевки принадлежали прежде Валуйскому монастырю, а потом были обращены в удельные крестьяне, и в последнее время, до 1840 года, они принадлежали Великому князю Михаилу Павловичу. В том же году были обращены в казенное ведомство, и в то время в слободе Казинке открыто волостное правление, – а до того – в ней было удельное отделение.

Казинская волость заключает в себе земли удобной 15 632 десятины 2 005 десятин неудобной. Почва земли состоит из чернозема, остальная – супеск, солонцы, глинистая и мел.

Площадь Казинской волости неровная, волнообразная, повсеместно покрыта невысокими горами, холмами, ярами и лесами. С трудом можно отыскать хотя одну квадратную версту, местность которой сколько-нибудь была бы ровная. Поэтому, подъезжая к какому-нибудь из означенных селений, на самом близком расстоянии, нельзя его увидеть иначе, как разве только совершенно к нему подъехавши.

Гор, курганов, яров и озер, почему-либо замечательных и заслуживающих особого внимания, по Казинской волости нет.

Чрез Казинскую волость протекает только один небольшой ручей, называемый Казинским, и река Оскол, которая только окружает волость с северной стороны.

Леса, принадлежащего жителям 1377 десятин, а леса казенного 664 десятины. Лес есть строевой, где растет дуб и осина, а большею частью состоит из орешника, мелкого кустарника, с примесью местами грушевых и яблоновых деревьев. Он разбросан по всей волости, преимущественно растет по горам, ярам и отлогим местам около селений. Села: Посохово, Пушкарное, – деревни: Колпакова, Тулинова и Ситникова совершенно разбросаны по лесу и ярам.

Ни одна из почтовых дорог не пролегает чрез Казинскую волость, а идет чрез слободу Казинку большая проселочная дорога в Харьков и Белгород Курской губернии. Дороги, равно как мосты чрез реку Оскол и гати, находятся в самом дурном состоянии, и, кроме того, так узки, что в иных местах нельзя проехать двум повозкам рядом, в особенности, где дорога лежит между посевами. Здесь каждый крестьянин окапывает свою ниву, около дороги, ямами и рвами для того, чтобы проезжающие не могли портить хлеба. Но, несмотря на это, хлеб около дорог, по причине тесного проезда, бывает обыкновенно совершенно вытоптан.

-19-

Посев озимого хлеба, ржи и пшеницы казинчанами начинается в последних числах августа, а если осень стоит сухая, сеют даже и в октябре. Посев ярового хлеба в нынешнем году начался в конце марта повсеместно. Главный хлеб жителей составляют рожь и разного рода пшеницы: красная, турка и черноуска. Также сеют: ячмень, овес, просо, гречиху, разного рода горох и, в небольшом количестве, фасоль и чечевицу. Удобрять землю здесь не имеют обыкновения, и урожай хлеба, большею частью, посредственный; больше не бывает как сам – 5. Яровой хлеб вообще родится лучше озимого.

Огородничество у жителей Казинской волости находится в цветущем состоянии только в слободе Казинке. Здесь каждый житель имеет свой огород, а в остальных селениях по причине гористого места, а главное по недостатку воды, огородов почти нет.

Огороды вообще находятся на низменных местах. Сеют в достаточном количестве: картофель, капусту, свеклу, лук, чеснок, огурцы, кукурузу, тыквы, подсолнечник и коноплю; также сеют: репу, редьку, редису, сахарный горох, а иные, кроме того, стручковый перец, петрушку и чернушку. Между этими растениями сеют цветы: гвоздики, васильки, чабрец, рожу и пахучие растения: любисток, канупер, кучерявую мяту, шалфей, ромашку и, иногда, ганус.

Садоводство у казинчан находится в удовлетворительном состоянии. Каждый почти житель имеет свой сад; кроме того, многие имеют свои собственные рощи, где растет строевой лес. В садах преимущественно растут яблони и разных родов груши, также, вишни, сливы, терн, бергамоты, белая и черная смородина, малина, крыжовник и калина.

Промышленность жителей Казинской волости различна. Они занимаются хлебопашеством, чумачеством и извозничеством; а в зимнее время выделкою овин, и для лучших, по их расчету, заработков, они целыми партиями отправляются в донские места и на Кавказ. Откуда большая половина из них, вследствие свободного раздолья житья, возвращается на родину с пустыми карманами. Также занимаются продажей леса из своих рощ, а больше – похищением оного из казенных дач, и продают за свой собственный.

Жители слободы Казинки состоят из малороссиян и большой части великороссов, зашедших сюда в начале прошлого столетия из Серпуховского уезда Московской губернии, которые и в настоящее время в простонародии носят название «серпухов». Они занимаются в достаточном количестве хлебопашеством, так что у многих из серпуховцев можно найти по 30 и более стогов разного хлеба. В зимнее же время промысел их состоит в извозничестве и в делании овчин.

В слободе Казинке бывает в год 4 ярмарки. Первая ярмарка бывает 9 января, 2-я – 9 марта, 3-я – после Пятидесятницы, в неделю всех Святых, и 4-я – 6 августа. На ярмарки вывозят вообще товары и продукты самые дешевые и самые необходимые в крестьянском быту. Эти ярмарки бывают незначительные. Здесь главную роль играют аферисты – цыгане, которые приезжают сюда из разных окольных селений целыми семействами; выводят своих безногих кляч и надувают православный люд. Жены же их – цыганки занимаются , со свойственным им нахальством, побором, ворожбой, и обирают каждого поддавшегося их обману. Лавок с красными и бакалейными товарами почти не бывает, кроме самых мелочных торговцев, продающих ленточки, шнурки, пояса и разных форм кольца, которыми молодые парни, бабы и девки так любят украшать свои исполинские пальцы. Сюда больше вывозят колеса, дуги, лапти, деревянную и глиняную посуда и всякие другие сельские изделия, – все это находится в самом живописном беспорядке. Тут простой народ кишит как в муравейнике: невнятный говор, гам и радостные восклицания сливаются с громкими возгласами продавцов и покупателей, которые с ужасным криком торгуются между собою. Там бьют по рукам, то спорят, – покупщики корят товар, продавцы отвечают им часто русскою бранью. Во многих местах, собравшись в кружок, пируют и веселятся крестьяне, сбывшие выгодно свой недорогой товар; там сельские разряженные девушки лакомятся орехами, покупают медовые дешевые пряники, до которых они так падки, и поют песни. Тут оборванный мальчишка дует изо всей силы в хвост глиняной уточке и налаживает плясовую. В одном углу мещанский сынок испытывает свое искусство на гармонике; в другом – четверо видных детин, в красных рубахах, играют на дудках, а пятый, закрыв левой рукой ухо и потряхивая своей головою, заливается в удалой песне. Воздух бывает напитан испарениями борщей, которые тут же готовятся с бараниной, салом и соленой рыбой; также воздух наполняется отвратительным запахом дегтя, вонючей рыбы и сердцекрепительного напитка, которого тут, для этого торжественного случая, заготовляется в достаточном количестве; здесь кругом видна жизнь, движение и праздник. Впрочем, эти знаменитые ярмарки продолжаются не более суток. Базаров же вовсе не существует. В слободе Казинке нет торговых людей, а потому нет ни одной лавки и никаких других заводов, кроме трех простых маслобоен.

[Описание Казинской волости Валуйского уезда]
[Описание Казинской волости Валуйского уезда]

-24-

Время заселения слобод Казинки и Казначеевки относится к началу 18 столетия. И только в 1776 году в Казинке первоначально была построена жителями деревянная небольшая церковь, самой старинной простой архитектуры, а в 1844 году она была возобновлена. Внутренность храма, судя по богатству многих жителей, нельзя сказать, чтобы была богатая: нерадение жителей ясно представляется каждому входящему в церковь. Впрочем, тамошнее духовенство находит этому причину в том, что многие из богатых прихожан, серпуховцев, были старообрядцы. У них была своя часовня, которая в настоящее время хотя и существует, но уже закрыта, и серпуховцы теперь все почти обращены в православие, за исключением немногих. Казинка находится на полугоре, прилегающей к лугу, где протекает небольшой ручей, впадающий в реку Казинку. Улицы расположены без всякого порядка и плана и разбросаны большей частью по буграм.

Слобода Казначеевка расположена на неровном, гористом месте. Улицы разбросаны по холмам и ярам. Населена малороссиянами; церковь небольшая деревянная, старинной архитектуры, построена жителями в 1792 году. Внутренность храма не богата и не представляет ничего особенного. Жители занимаются хлебопашеством и чумачеством.

Село Пушкарное (Лавы тож) населено великороссами еще в 17 столетии. Оно находится на правом берегу Оскола. Самые улицы разбросаны без всякого порядка и плана по берегу, ярам, и расположены в лесу, на полугоре. В Пушкарном одна небольшая деревянная церковь, первоначально построена в 1787 году, но в 1837 – сгорела, и только в 1845 году вновь построена жителями и старанием помещиков, принадлежащих этому приходу, которых здесь очень достаточно. Тамошнее духовенство утверждает, что в их церкви есть Чудотворная икона Матери Божьей, для какой цели стекается туда из окрестных сел народ, и некоторые,

-25-

приходящие с верою, получают исцеление; насколько этот факт верен – утверждать нельзя. Эта икона пожертвована одним из прихожан помещиком, которые здесь живут в своих небольших хуторках, и все почти не богаты.

Село Посохово и некоторые деревни находятся большей частью в лесу, на гористых неровных безводных местах. Улицы разбросаны по горам и крутым оврагам. В селе Посохово одна небольшая деревянная церковь, самой древнейшей архитектуры, построена жителями в 1785 году. Внутренность храма представляет поразительную бедность.

Многие жители Казинской волости ежегодно отправляются в разные места на разные работы, преимущественно для делания овчин. Билетов берется жителями: годовых 13, полугодовых 215, двухмесячных 80, месячных 937; всех же билетов выходит в год 125, на сумму 438 рублей и 40 копеек.

Скотоводством жители Казинской волости, судя по числу душ, занимаются посредственно. Всего скота 14 233 штуки; в том числе: лошадей 2214, рогатого скота 2829, овец простых 7285, тонкорунных 50, свиней 1854, коз 3. Все вышепоказанные мною сведения взяты из Казинского волостного правления.

Из домашних птиц водятся в небольшом количестве гуси, утки и куры.

Из диких животных в Казинской волости водятся в большом количестве волки, лисицы, зайцы, хорьки, сурки и овражки. Из диких птиц, по причине безводных мест, встречаются очень мало гуси, разных пород утки, бекасы и чайки; в огромном количестве: куропатки, дупеля, горлинки, дрофы и перепела; также орлы, ястреба и другие хищные птицы. Вороны, сороки, галки, воробьи, ласточки, соловьи, кукушки, щеглы, чижи, синицы и снегири водятся, как и везде. Гадов и насекомых достаточно, а в особенности кузнечиков, жуков и комаров, которые встречаются огромными массами.

[Описание Казинской волости Валуйского уезда]
[Описание Казинской волости Валуйского уезда]

-30-

Жителей в Казинской волости считается 4 111 душ мужеского пола. Главное народонаселение составляют великороссы, которых считается мужеского пола 3 013, женского 2854, малороссиян – мужеского пола 1098, женского 1180. В том числе раскольников 70 мужеского пола и 80 женского. Большая часть из них принадлежит Ветховской секте и причислена к Харьковской иноверческой Троицкой церкви. Остальные же принадлежат к так называемой Поморской секте. Ветховцы иногда посещают наши храмы и имеют сношение с православными, т.е. допускают в свои дома наших священников и разного звания людей; также иногда за одним столом и из одной посуды едят и пьют. Поморцы же, напротив, до того загрубелый, закоснелый и погрязший в невежестве народ, что считают за великий грех, если кого из православных они по необходимости должны принять в своей дом; но ни в каком случае не дадут той посуды, из которой сами едят и пьют. В религии их преобладает закоренелый фанатизм; я считаю лишним описывать подробно их веру, потому что она более или менее уже известна, а выставлю на вид только некоторые из оной действительные факты. У поморцев, вместо священника исполняет все требы и обряды шестидесятилетняя девка, которую они называют христоносицей. Они не ставят также в преступление кровосмешение, и сильно развит у них порок любострастия. Каждый в семействе отец, до выдачи в замужество своей дочери, прежде всего сам имеет с нею плотское сообщение.

Всех дворов по Казинской волости считается 1 180. Приходских церквей 4, все деревянные. Приходское училище 1, школ 2, число учащихся в них 67. Обучением в них занимается местное духовенство. Судя по числу учащихся, дело грамотности идет медленно, и, как видно, на него никто здесь не обращает особенного внимания. Общественных зданий 5, – дом для волостного правления и 4 караульных небольших избы, около церквей; сверх того общественные магазины.

Духовенства всего считается 16 человек: 5 священников, 2 диакона и 9 причетников.

Жители Казинской волости характера разгульного, – не только в праздничные дни, но и в будни, все раздробительные полны народу. До 1865 года, по Казинской волости было питейных заведений 5, в настоящее же время считается 25 раздробительных и 3 постоялых двора с распивочною продажей. К несчастью, нельзя сказать ничего утешительного и о нравственном состоянии жителей Казинской волости; между ними страсть к пьянству развита донельзя. Что же касается до набожности, то она здесь проявляется в самой слабой степени, в особенности между жителями сел Посохова, Пушкарного и принадлежащих к ним деревень. В праздничные дни, во время служения литургии, народ везде сидит по улицам, судит и рядит о семейных и мирских делах; также в это время увеселительные заведения бывают битком набиты, где вообще по заведенному порядку, наш русский мужичок любит чинить суд и расправу. Напрасно продолжительный звон колоколов призывает православных на молитву – они ему не внемлют, это ни более ни менее как глас вопиющего в пустыне, и в церкви вы более не увидите, как от 5 до 10 человек, и то престарелых. Редкие даже из них говеют и в великий пост, разве одни дряхлые и немощные. Духовенство, как видно, не обращает никакого внимания на нравственность своих прихожан. Никто не думает о просвещении здешнего люда, особенно нуждающегося в свете и правде. Отпечаток грубости живо изображается в каждом жителей, да и самая местность, леса, среди которых они живут, трущобы и овраги – все способствует к тому. Здесь нужна сильная энергия, полная свобода воли, чтобы вполне искоренить это развившееся зло!

Жители Казинской волости, нельзя сказать, чтобы жили достаточно, кроме серпуховцев, и вообще старообрядцев, которые неохотно поддаются обычному здесь пьянству. Одеваются казинчане неопрятно. Костюма, как у мужчин, так и у женщин состоит из черного или серого толстого сукна. Женщины носят сарафаны из грубой шерстяной ткани, которую они сами приготовляют. Обувь всех жителей великороссов составляет большей частью лапти.

Дома у жителей Казинской волости, за исключением немногих, простые русские избы, которые содержатся большей частью неопрятно.

-34-

Казинчане с точностью исполняют все верования и предрассудки своих предков, с некоторыми только изменениями, развившимися впоследствии от искаженной передачи и различного толкования этих верований в их семействах. Никто из них не старается знать хорошо ли то или дурно. Они поставляют себе только в какую-то безотчетную обязанность выполнять все то, что перешло к ним от предков. И если полюбопытствуете узнать смысл верований, значение обычаев жизни их, то они скажут: «Так делали деды и отцы наши». Несмотря на то, что некоторые из соблюдаемых ими обычаев явно носят на себе отпечаток какого-то темного нелепого язычества. Накануне Рождества Христова они не едят ничего до захождения солнца. Это у них называется свят вечером или богатым вечером. В этот день они приготовляют особого рода пищу: обталкивают пшеницу или ячмень и варят; потом едят с медом, что они называют кутьей. Также варят сушеные яблоки и груши; этот род пищи у них называется взваром. Пища эта считается священной. Когда хозяйка совершенно ее приготовит, то, вынув из печи, и послав сено под образами, становит на оное кутью и взвар. Такой род пищи приготовляется и накануне Богоявления. На рождественских святках молодые парни, бабы и девки ходят колядовать, а под новый год щедровать. И колядки, и щедровки их все более или менее известны.

Также под новый год парни и девки занимаются ворожбой. Вот некоторые из них: после ужина они выходят во двор, держа в руках хлеб, и в какой стороне услышат говор людской или лай собак, там должен быть жених или невеста. Девки перебрасывают через ворота башмак, в какую сторону он упадет носком – в той, значит, ее суженый.

Парни сеют рожь на дровосеке, воображая, что какая девка будет его суженой, та непременно представится ему во сне и будет вместе с ним жать рожь.

Масленица проводится казинчанами тоже не без особенностей. Начиная с четверга они гуляют. Ходят целыми партиями по дворам и пьянствуют, а молодые люди катаются.

Праздник Пасхи жителями Казинской волости проводится как и везде, поэтому ничего особенного не представляет. Четверток на Троицкой недели называется у них великоднем русалок. В этот день все женщины, и даже некоторые мужчины, боятся ходить в лес, в поле и купаться в реках, потому что русалки в этот именно день разгуливают везде, и если кого поймают, то защекотят или утопят. В существование русалок и ведьм казинчане верят как нельзя более, говорят, что русалки дети умершие не окрещенные и которые находятся под властью ведьм. Также верят в домовых и леших. Они утверждают, что домовой находится в каждом доме непременно, без него ни один дом ни хозяйство не может быть. А лешие живут вообще в лесах и болотах. Казинчане веруют, что если кто в день Рождества Иоанна Крестителя, в полночь, пойдет в лес, где в то время, по их мнению, цветет папоротник, и найдет хоть один цветок, который, впрочем, они говорят, редкому удается отыскать, а если и отыщет кто, то трудно сорвать, потому что он должен бороться с целым легионом нечистых духов, которые не допущают его, чтобы он сорвал; в случае же кто достанет цветок из папоротника, тот будет знать все сокровенные тайны природы.

Кроме постов, установленных церковью, жители Казинской волости установили и установляют свои посты. Они понедельничают, в особенности женщины, иные делают это по обещанию, по причине болезни, другие же свято придерживаясь обычаев предков. Сверх того, женщины по пятницам не прядут и считают это за страшный грех. Также у них есть много своих особенных праздников. Укажем на некоторые из них. Они празднуют после Пасхи две пятницы: девятую и десятую. В день обновления царя-града казинчане не работают из боязни, что в противном случае град побьет весь хлеб. Когда идет град, женщины выносят из домов рогачи, кочерги и помела, - по их мнению, когда они вынесут все принадлежности печные, град тотчас же перестанет идти. На великомученика Пантелеймона, - что у них называется «Полей», - также не работают, чтобы блисковка или моланья (молния) хлеб не пожгла. День воспоминания чуда от архистратига Михаила празднуется потому, что кто будет работать в этот день, тот непременно ослепнет или с ним случится какое-либо другое несчастье. Удары грома приписывают обыкновенно тому, что Илья пророк ездит по всем небесам, не серых лошадях, в огненной колеснице. Затмение солнца, луны и другие небесные явления называют «планидою Божьей». По мнению казинчан, после этих явлений, непременно должна быть война, голод, мор на лошадей или скот или что-нибудь в этом роде. Если увидят метеор, то говорят, что огненный змей летает по воздуху.

[Описание Казинской волости Валуйского уезда]

-39-

Прежде нежели приступим к описанию свадебных обрядов, скажем несколько слов о вечерницах, как об основном факте свадебных обычаев. Вечерницами называются вечера, назначаемые взрослыми девками для совместных занятий и работ, а более для веселого препровождения времени, в нанимаемом нарочно для этого доме – у бессемейной вдовы или одинокой солдатки. Начинаются эти вечера с осени и продолжаются до великого поста. Сюда-то приходят и молодые парни, приносят с собою один водку, другой дудку, иной балалайку или гармонию (последнему инструменту отдается предпочтение пред всеми другими). Занятия – шитье, пряжа и прочее сменяются песнями, плясками, любезничанием. Некоторые из девок готовят закуску: варят что-либо мясное, жарят яичницу, блинцы. Веселье продолжается большей частью далеко за полночь. Пользуясь на этих вечерах полною свободой мыслей, чувств и действий, – девки и парни при воспламененном игривом воображении, при волнении сердечных чувств высказывают в простоте один другому свои душевные страдания, свои боли сердца. На этих вечерах обыкновенно бывает выбор невест и женихов. Здесь же бывает начало перемены нравственной стороны гуляющих и кладется на нее отпечаток, отзывающийся поврежденностью, а иногда испорченностью дотоле невинного простого сердца.

Когда отец задумает женить своего сына, то прежде всего посылает двух старост к избранной женихом невесте. Старосты эти, взяв с собою за пазуху хлеб, идут в дом отца невесты и, поздоровавшись с ним, прямо приступают к делу. Спрашивают его: согласен ли он выдать свою дочь за такого-то? Если он согласен, то они, положив хлеб на стол, назначают день сватанья, или, как они говорят, рукобитья. В назначенный день сватанья, отец жениха, собрав с своей стороны родных, отправляется в дом невесты, где после заключенного свадебного договора угощаются от невесты водкой. В это время отец жениха с матерью невесты целуется. Девки же, собранные на этот случай невестой, поют, стоя пред столом, следующую песнь:

Пьяница пропойница,
Авдотьюшкин батюшка!
Пропил дочку
На винную чару, –
На мед – перевару;
На низки поклоны!
Былка, чернобривка,
К горе припадала
Правды питала!
Скажи гора правду,
Скажи истинную?
Какова зима будет,
Леди и морозы:
Снега ль глубоки?
Свекор, мой батюшка?
Какой Данил будет –
На ум и на разум?

После этого все гости отправляются в дом жениха, где угощение идет таким же порядком. Жених же с невестой, с парнями и девками отправляется по селу кататься. Когда выезжают со двора, то парни с девками поют песни, из коих приводим одну:

Дубровушка зеленая стояла,
Кому эту дубровушку сечь-рубить?
Некому ее зеленую сподвалить!
Молодого Данилушки дома нет!
Поехал Данилушка в иной городок,
Поехал усе торги торговать,
Коника вороного продавать.
Заходились около коня торгаши!
Хоть торгуйте, не торгуйте – не продам!
Поеду к тестю в гости – даром дам.

Накануне свадьбы, т.е. на сговоре, девки, собранные невестой, пекут каждая себе по караваю (вроде булок). Сколько будет подруг, столько печется и караваев. Когда они испекутся, то девки, взяв каждая по одному, режут на куски и делят между родственниками жениха и невесты. Сверх того, один каравай печется лишний, который ставится пирамидально на столе, за которым сидят молодые, и уже на другой день дружко перед венцом берет его себе. Жених же, взяв с собой несколько бояр, отправляется, с огромным запасом разных продуктов, составляющих ужин, в дом невесты на сговор, и как только войдет в избу, то девки и молодые бабы поют следующую песню:

Рыбушка не мечися,
Ты живой в руки не давайся!
Авдотьюшка, а ты догадайся!
Идет Данил целоваться
Через золото – монисты,
Через петельки шелковые,
Через пуговки медяные.

На другой день жених, собравшись с поездом к венцу, едет за невестой. В то время, когда он сядет на повозку, то дружко, взяв плеть, гоняет до трех раз одну из свашек жениха, которая, бегая кругом повозки, обсыпает жениха разным зерном, с примесью нескольких копеек. Потом жених отправляется за невестой, и как только войдет в ее дом, то тот же дружко, взяв его за руку, ведет за стол, где в красном углу сидит окруженная подругами невеста, и коль скоро жених подойдет к столу, то девки все выходят из-за оного, а жених садится возле невесты. В это время девками поется песнь:

Налетело полон двор голубей,
Поклевали ярову пшеницу!
Стужилася Авдотьюшка,
Свет же моя, ярова пшеница!
Наехало полон двор бояр,
Наступили на новы сени,
Раздавили чару золотую!
Стужилася, сплакалася у нас Авдотьюшка!
Ударила ключиками об дубовый стол.
Батюшка родимый, я неключница теперь тебе!
Ключница я лютому свекру!

После этого молодым подается закуска, где закусив отправляются к венцу со всем поездом, состоящим из 30 и более пьяных мужчин и женщин, которые идут к церкви на нескольких тройках с звоном, криком, шумом и песнями. И это все сливается в одну дикую дисгармонию, переходящую из piano в самое разительное crescendo. Вот одна из песен.

Поехала Авдотьюшка со двора,
Сломила березу с верха,
Стой моя береза без верха,
Живи, батюшка без меня!