Словесные выкрутасы | Обретенная память
Словесные выкрутасы

Словесные выкрутасы #

[«Правда», №102. — Вторник, 13 апреля 1937 года]

«Человеку, находящемуся на высоком уровне развития, подчас бывает трудно вразумительно говорить с теми, кто стоит ниже его по образованию».

Дм. Тихменев (газета «Знамя коммуны», Валуйки, Курской области).

Почти в каждом номере валуйской районной газеты «Знамя коммуны» можно найти какое-либо произведение за подписью Дм. Тихменева. Он плодовит и разнохарактерен: он пишет заметки, статьи, очерки, рассказы, фельетоны, театральные рецензии и так далее.

С одинаковой легкостью и развязностью он пишет о чем угодно. И пишет так, как ему, Тихменеву, заблагорассудится. Его сочинения никем не редактируются, не исправляются. Он, как видно, считается гением в районном масштабе, и робкий редактор не смеет прикоснуться к его рукописям.

И тот высокомерный афоризм, который поставлен нами эпиграфом, характеризует журналистскую работу Тихменева. Он считает себя «на высоком уровне развития», а всех остальных граждан района — людьми, кто «стоит ниже его по образованию».

Мы внимательно прочитали писания этого журналиста за последние девять месяцев. И, кроме трескотни и пустозвонства, ничего другого обнаружить не смогли.

Вот Тихменев решил поговорить о современных, советских людях. В очерке «Две фигуры» он так подошел к этой теме:

«Посмотрите повнимательней, посмотрите на лица и движения окружающих нас людей, советских людей. Как тверды, уверенны и бодры они — эти движения и лица… Люди этого времени и не могут быть иными: с точки зрения прошлого это — „сверхлюди“».

Твердые лица и твердые движения — вот что, оказывается, характеризует честных советских граждан — «сверхлюдей».

Совсем недавно Дм. Тихменев поместил в газете очерк «13-ое», в котором описывается путь одной стахановки. Тихменев доказывает, что женщине «везло» именно в «роковое» 13-е число: 13-го ее избрали в совет — «управлять людьми и воспитывать их». 13-го она разыскала своего бывшего мужа, скрывавшегося от уплаты алиментов. 13-го ее сын поступил в вуз. 13-го она «стала на заводе знатной стахановкой»… Вся эта белиберда приводится для того, чтоб доказать, что «суеверен тот, кто еще не просвещен и не верит в себя».

Решил однажды Тихменев выступить с предложением открыть в Валуйках цветочный магазин. Ничего предосудительного в этом нет. Но вот как подошел к этой теме автор. Начал описывать цветы…

«Здесь и обаятельные хризантемы, как бы ощетинившие свои изящные лепестки навстречу любой неосторожности… анютины глазки, напоминающие взор любимой девушки… Сколько динамичны подчас узоры головок и листьев! Сколько самого безудержного разнообразия контуров и окраски!.. Цветы яркими звездами, мелким бисером, плавными лианами, каскадами гирлянд, бурными кострами и ракетами букетов заполонили квартиры».

Описывая горжилсоюз, Тихменев подчеркивает, что «повсюду дохлыми устрицами виднеются плевки». Говоря об одном стахановце транспорта, Тихменев не может удержаться, чтоб не сказать:

«Он вызовет в вашем воображении какой-то гигантский музыкальный инструмент: струны серебристых рельсов, лады ровных шпал».

И так далее, и так далее.

Вместо простого, понятного и в то же время живого, образного, литературного языка — заумничанье, трюкачество, надругательство над читателем. В особенности же этот автор распоясывается, когда начинает писать о театре. А о театре он пишет часто и охотно. И пишет он вот как:

«Надо, чтоб спектакль создал нужное ОТЛОЖЕНИЕ в мысли и чувстве зрителя… “Геометричность” поз, “циркульность” движения, стандарт в мизансценах… От излишней неврастеничности артистка Нильская (в данном случае Луара) стала похвально отказываться от излишней неврастеничности… Декорации на этот раз значительно острее, конструктивно больше оправданные, хотя и не богатые»…

Писания Тихменева кладут отпечаток на все лицо валуйской газеты. Уже у Тихменева, судя по другим статьям в газете «Знамя коммуны», появились подражатели. И есть опасность, что подобные, может быть и способные, журналисты поплывут по течению в погоне за пустыми, звонкими словечками и потеряют всякое уважение у читателя. Он, читатель, прекрасно понимает, что если литератор начинает так «красиво» разговаривать, то это признак отсуствия у него идей, мыслей, знаний.